Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Вожди и дети

Все же создателю комикса нужно было лучше продумать один из финальных эпизодов рассказа в картинках о "Храбром Тадзьё" (уменьшительное от Тадеуш, не умею подобрать лучше аналог на русском языке). Комикс о подростке из Плоцка, который в 1920 г. участвовал в обороне города и впоследствии удостоился высшей военного знака отличия "Крест Храбрых" - награды вручавшейся участникам советско-польской войны и иных боевых действий, связанных с борьбой за независимость Польши в 1918 г. Вот сама картинка.

Я невольно вспомнил другое фото. Впору писать фрейдистскую работу по политической психологии.
Collapse )
Сам комикс, кстати, можно скачать в пдф и пролистать. Ссылка здесь: https://edukacja.ipn.gov.pl/edu/materialy-edukacyjne/komiksy/poza-seriami/96324,Waleczny-Tadzio.html

Лучина при польском очаге

Еще одна фигура в культурном пантеоне - Ян Неслуховский (Янка Лучина), который традиционно считается белорусским поэтом, писавшим на белорусском, польском и русском языках.

В польских изданиях его иногда определяют польско-белорусским поэтом, но польская википедия отдала его белорусской культуре. Однако далеко не все так просто с его идентичностью. Из воспоминаний польского консерватора, интеллектуала, литературоведа и философа Мариана Зджеховского: "Я воспитывался в минской гимназии (1873-1879). Нам было нельзя разговаривать на польском, религии обучал печально известный Сенчковский, назначенный визитатором костелов минской диоцезии с приказом введения русского языка в дополнительное богослужение (костельные напевы, молитвы за царствующий дом, проповеди); мы были обязаны ходить в костел с русскими книжками для богослужения и по-русски у него исповедываться; до сих пор помню на память целые строки из так называемой "цесарувки", или катехизиса о почитании царя и любви к "дорогому великорусскому отечеству". Духовной пристанью для нас, очагом, из которого пламенела польская культура, был дом благороднейшего семейства Люциана Неслуховского. Их старший сын, Ян, тогда уже бывший инженером, писал исполненные обаяния в духе Сырокомли белорусские стихи и неосознанно этим содействовал прокладыванию пути для будущего белорусского движения. Друзьями младших сыновей были известные позже ученые, Наполеон Цыбульский и Адама Махрбург, и пишущий под псевдонимом Мариана Богуша выдающийся публицист Иосиф Потоцкий. Они нас молодых утверждали в польскости; с их отъездом мы лишились поддержки против школьных влияний".  

О скитаниях вечных и о земле

Бегло просматривал один из влиятельных польских еженедельников и натолкнулся на рейтинг самых успешных в коммерческом плане польских писателей 2019 года. Меня заинтересовали писатели-фантасты. Среди мастеров этого жанра на первом месте предсказуемо оказался Анджей Сапковский, который ориентировочно в уходящем году заработал чуть более 292 тысяч злотых (по подсчетам журналистов), то есть где-то в районе 73-74 тысяч долларов. Было продано почти 167 тысяч экземпляров. Он разместился на 9 месте, попав в первую десятку. Остается только надеяться, что продавая авторские права на экранизацию "Ведьмака" Нетфликсу пан Анджей уже не совершил ошибки аналогичной с компьютерной игрой о Геральте. Если Сапковского русский читатель знает очень хорошо, то вот второе и третье место для меня оказалось неожиданностью. На втором месте разместился Анджей Пилипюк, чьи книжки разошлись тиражом в 162 тыс. единиц и принесли автору 247 тысяч злотых или около 62 тыс. долларов. Он занял 13 место в списке успешных писателей. На русском, если не ошибаюсь, есть только переводы отдельных глав из его цикла о сельском алкаше и экзорцисте Якубе Вендровиче. На польском одну или две книги из цикла прочитал, на остальные времени не хватило. На мой вкус хорош, но все же Ярослав Гжендович мне понравился гораздо больше.

                                                                 Такой польский ватник.
А вот третьим в списке из фантастов оказался Яцек Пекара с распроданными 126 тыс. книгами и доходом в 49 тыс. долларов. Из произведений Пекары на русский переводили первую книгу "Слуга Божий" из цикла о Мордимере Маддердине; кажется, еще что-то, но похоже по каким-то причинам на русский рынок он не "зашел". Жаль, что в перечне 20 самых "доходных" польских писателей не оказался Вегнер, которого русский читатель, напротив, принял весьма охотно.
В обзоре  были даны интересные сведения о методике расчета гонорара для начинающего или "среднего" по известности писателя. Он получает около 12 % (от 10 до 15 %) от каждого экземпляра книги, но от цены, которая выставляется издательством оптовым покупателям - книжным магазинам, иным распространителям. По словам журналистов, эта цена в два раза меньше той, по которой книга будет продаваться читателям, т.е. от каждой проданной книжки писатель получит чуть более 5 % . "Звезды" могут рассчитывать на иной процент от продаж, но это регулируется в каждом случае индивидуально.  Одним словом, чтобы зарабатывать исключительно литературным трудом, необходимы большие тиражы и приличная стоимость книги. В одном из интервью Вегнер оговорился, что он же еще и должен работать, что сказывается на скорости появления очередных книг меекханского цикла. Видимо, что какое-то время, несмотря на успех первых книг, ему приходилось трудиться по основному месту работы. Надеюсь, что приходилось.
Сравнительно недавно в ЖЖ у ув. kosarex встретил ссылку на произведения минского математика и писателя Сергея Сергиени https://www.proza.ru/avtor/sergey55 Прочитал и не жалею. Могу только подивиться держателям издательского и книжного рынка: как можно проглядеть такого автора? Или жадность, или их уровень вкуса. Остается надеяться, что математика позволяет игнорировать далекие от схем из учебника по экономической теории законы издательского бизнеса. Одним словом, рекомендую.
Возвращаясь к польским писателям, хотелось бы в заключение сказать о тех, кто оказался на первых местах. Рейтинг возглавил юрист и автор детективов Рэмигиуш Мруз (ориентировочный доход более 450 тыс долларов), а на второе попала Бланка Липиньска, пара (в буквальном смысле) книг которой проходит по жанру эротика. Писательница работала терапевтом-гипнотезером, менеджером ночных клубов в Сопоте, а с 2012 года продвигает бои по версии MMA.
Collapse )

Ее книжки с названиями "365 дней" и "Следующие 365 дней" разошлись тиражом в 668 тыс. экземпляров с доходом в 240 тыс. долларов.
Наконец, на третьем месте в 2019 году оказалась польская лауреатка Нобелевской премии Ольга Токарчук. К сожалению, последнее обстоятельство еще задолго до Алексеевич ничего не скажет о ней как о писательнице. Сам не читал, поэтому трудно судить о том, что и как она пишет, и в какой степени ее успех в этом году обусловлен нобелевской известностью или, напротив, устойчивым интересом и популярностью у польского читателя.  Получается, все у поляков как у остальных людей: больше всего массовый интерес вызывает криминал, секс и, предположу, созданная не без участия медиа популярность.     


                 

Обезьяна пришла за своим черепом

Из книги биолога Франса де Вааля "Истоки морали: В поисках человеческого у приматов":
"Посещение одной московской криминалистической лаборатории лишь подтвердило мои подозрения о том, что близкое родство с венцом творения не гарантирует тебе никакого уважения. Лаборатория эта специализируется на судебно-медицинской антропологической реконструкции, в частности, на восстановлении лица неопознанных жертв преступлений по костям черепа. В углу подвала хозяева показали мне грубо изваянное лицо, которое обычно старались держать закрытым. Мне даже не разрешили его сфотографировать. Дело в том, что они решили попробовать свои силы на черепе неандертальца, но получившийся в результате бюст имел такое зловещее сходство с одним из самых влиятельных членов Государственной Думы, что все просто боялись публиковать результаты исследования — а вдруг институт закроют!".

У книжной полки

Прочитал роман Эдуарда Веркина "Сахалин". Если бы считал себя профессиональным критиком, разбирающимся в фантастике, обязательно написал бы развернутую рецензию или отзыв. Однако как рядовой читатель просто рекомендую к прочтению эту книгу.
 

Пустяки


В среду в Польше пойдет в продажу пятый том Меекханских хроник Вегнера. Почти три года пришлось потратить на писательский труд. Остается набраться еще терпения до радостного момента встречи с текстом автора, который, на мой взгляд, не уступает А. Сапковскому. 

Литература

Подсмотрел у ivanov_petrov неизвестного мне прежде писателя, театроведа и литературоведа Сигизмунда Кржижановского. Поскольку имя недвусмыленно указывало на польские корни, то почитал сперва его биографию в собрании сочинений Кржижановского, потом посмотрел, что о нем пишут в польской википедии. Оказалось, что и польская версия уступила писателя русской культуре, назвав его русским писателем польского происхождения. Сын сосланного за участие в польском восстании 1863 г. Доминика Кржижановского и Фабианы Мачейовской, родился под Киевом, получили отличное образование в Императорском университете св. Владимира, окончив юридический и историко-филолгический факультеты (владел семью языками). Если бы хотел, то он вполне мог бежать вместе с польской армией из Киева в 1920 г., но остался. В 1922 г. он переехал в Москву, где прославился как талантливый лектор, знаток театра, сценарист и лишь чуть-чуть писатель. Только в узком кругу друзей знали о его литературном таланте, поскольку публиковался он мало. Большинство его произведений были опубликованы уже в перестроечные времена, когда он и пришел к читателю. Поскольку люблю афоризмы, то просто для привлечения внимания  возможных читателей к этому писателю, которого почему-то в польской вики сравнивают с Кафкой, решил несколько из них процитировать. 

В воинской цепи не следует командовать так: кто за атаку? прошу встать!

Вредитель, долго таившийся под маской совслужащего, был, наконец, изловлен, судим и приговорен к высшей мере. Становясь к стенке и увидев, что на ней нет стенгазеты, он сказал:
- Не так уж и плохо.

Отпирающихся - у нас - запирают.

Интеллигент. "Перед тем как нам передохнуть, дайте нам передохнуть".

Украинский классик Франко похож на Франса, как оселедец на тонзуру.

У нас часто путают властителей дум с блюстителями дум.      

Просто так



Прав был, кажется Сапковский, когда писал в одном из своих эссе о развитии фэнтезийного жанра, что в каком-то смысле увлечение фэнтези имело черты протеста против окружающей реальности. Гэндальфа в президенты! Чувствую, что научную или "наукообразную" литературу опять заброшу и почитаю что-нибудь "зазеркальное".   

Пустяки

Решил проверить не появился ли пятый том меекханской хроники Вегнера, но пока еще книга читателя не порадовала. Заодно просто так решил заглянуть на сайт Анджея Сапковского. Новых книг не ожидал: все же автору 70 лет, и появление известий о книжке было маловероятным. Именно поэтому взялся перечитать его некоторые интервью, в том числе натолкнулся на его рассказ о зарождении замысла серии о Геральте. Сапковский описывая ситуацию в польской фантастике в 80-х гг. XX в. в тот период считал, что вся польская фантастическая продукция укладывается в схему, прочерченную еще Лемом. Следует оговориться, что Лем на склоне жизни в самый разгар писательской славы Сапковского весьма прохладно высказался о творчестве последнего. Лема тогда литература уже практически не интересовала и он предпочитал читать англоязычные научные журналы. Если Урсула Ле Гуин удостоилась в свое время въедливой рецензии, то Сапковский ничего такого, кажется, не получил. Сильно сомневаюсь, что Лем вообще следил за творчеством писателя из Лодзи. В любом случае Сапковский забавно пошутил о "схеме" Лема: "есть схема "молодого" Лема: астронавты летят к звездам, чтобы установить там отличный коммунизм" или "позднего" Лема, когда астронавты летят к звездам и находят там паскудный коммунизм". Речь шла, конечно, о романах "Магелланово облако" и "Эдем", однако Сапковский может и прав, когда рассуждал о стереотипных сюжетах, за которые хватались начинающие и не только авторы, но не прав в оценке писательской эволюции Лема. "Магелланово облако" было опубликовано в 1955 г., а "Эдем" - в 1959 г., т.е спустя каких-то четыре года. Самые известные книги были еще впереди. Еще не было "Соляриса" и "Непобедимого". Просто в 1956 году случился польский октябрь, когда Гомулка получил политическую власть и провозгласил "польский путь к социализму", т.е. поменялись идеологические установки режима, границы дозволенного.              

Кто виноват, что мы это сделали?


"Ловушка для поляков. Евреи, немцы и русские спровоцировали нас на самоубийственное январское восстание".
Забавно, что автор пересказывает книгу народовца Е. Гертыха, который главный акцент делал на евреях, немцах и даже англичанах, подталкивавших поляков к восстанию 1863 г. Однако на обложке все равно оказались русские, не взирая на то, что последним это восстание было вообще ни к чему.