istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Польские восстания и полиция

 Польские восстания 1830–1831 гг. и 1863–1864 гг. оказали существенное воздействие на изменение курса внутренней политики Российской империи в западных, в том числе белорусских, губерниях. Переход повстанцев к вооруженной борьбе на территории этих губерний в историографии, как правило, обусловливается развитием польского национального движения, направленного на восстановление Речи Посполитой в границах 1772 г. Однако существование одного сильного сепаратистского движения для возникновения военного конфликта является недостаточным. Как представляется, сама система управления западными губерниями, в частности организация полицейских учреждений МВД, способствовала перерастанию сепаратистских настроений и деятельности в вооруженное восстание против имперского центра.    

Представляет интерес тот факт, что в западных, в том числе белорусских, губерниях правительство учредило общероссийские полицейские учреждения: нижние земские суды (земская полиция) и городнические правления (городская полиция). Внутренняя политика не предусматривала создания особых полицейских структур для обеспечения порядка на новоприсоединенных территориях. Вместе с тем существовавшие полицейские учреждения МВД оказались не в состоянии предотвратить вооруженную борьбу сепаратистов, что было обусловлено рядом причин.   

Во-первых, возможность вооруженного восстания польских инсургентов была вызвана недостаточной штатной численностью чинов земской и городской полиции. Полиция в силу своей малочисленности просто физически не могла предотвратить появления повстанческих партий и разгромить их без помощи войск. В частности, в 1825 г. в нижних земских судах Виленской, Гродненской, Минской, Витебской и Могилевской губерниях числилось по штату всего 215 заседателей от дворянства и 53 исправников. Не случайно, в некоторых поветах Минской губернии частным порядком выбирались «из дворян дозорцы», которым поручался «главный надзор за порядком».

Городская полиция также была малочисленной. Например, накануне польского восстания 1830-1831 гг. в белорусских губерниях обязанности полицеймейстеров и городничих по штату исполняли 43 чел., из них пятеро занимали пост в Гродненской губернии, четверо – в Виленской, 10 – в Минской, по 12 чел. служили в Витебской и Могилевской губерниях соответственно. Отметим, что в Гродненской и Виленской губерниях полицейские функции во владельческих поветовых городах возлагались на исправников. Число полицейских обер-офицеров при городских полициях оставалось незначительным. Так, в 1825 г. в Витебской, Могилевской и Минской губерниях кроме городничих служило всего лишь 15 частных и 3 следственных пристава, а также 35 квартальных надзирателей.

Недостаток численности полицейских чинов резко проявился во время восстания 1830–1831 гг. Единственным способом усиления полицейской части во время восстания стало увеличение численности полиции за счет временных дворянских заседателей. Так, с 4 августа 1831 г. по 17 апреля 1832 г. в каждый нижний земский суд Минской губернии входило по 6 временных заседателей от дворянства. В трех уездах Виленской губернии штат пополнился четырьмя дополнительными заседателями, а в остальных уездах – двумя. Во всех уездах Гродненской губернии состав земской полиции был увеличен на три заседателя.

Однако наиболее эффективным средством борьбы с повстанческими отрядами правительство признало введение военно-полицейского управления. С 27 мая 1831 г. в четырех уездах Виленской губернии учреждалось особое временное управление во главе с областным начальником, подотчетным военному губернатору. В каждый из этих уездов главнокомандующим резервной армией назначался военный уездный начальник из числа командиров, расквартированных в данном уезде войск. Губернаторам западных губерний предоставлялось право введения поста военного уездного начальника во вверенных им губерниях. В белорусских губерниях институт военных уездных начальников был окончательно ликвидирован только в 1843 г.

После введения 3 июня 1837 г. «Положения о земской полиции» в земских судах белорусских губерний произошло увеличение числа непременных заседателей и становых приставов (заседателей) в целом на 13 % (с 215 до 246). Рост штатных заседательских мест произошел в Гродненской (на 50 %) и Виленской (на 28 %) губерниях. В Витебской и Могилевской губерниях количество заседателей осталось прежним, а в Минской губернии даже произошло сокращение на 20 % этих должностных лиц. Однако введение института становых приставов не привело к качественному увеличению численности полиции.

После польского восстания 1830–1831 гг. незначительные изменения произошли и в штатной численности городской полиции: почти во всех уездных городах была введена должность городничего, в отдельных крупных местечках появился полицейский чиновник (Несвиж, Влодавка, Радзивилово, Тауроген), а указом от 29 ноября 1846 г. утверждался новый штат виленской городской полиции. Состав полиции согласно этому указу дополнялся помощником полицеймейстера, приставами гражданских и уголовных дел, ратманами и сразу тремя следственными приставами. Таким образом, только в Вильно из всех городов белорусских губерний было введено в полном объеме штатное устройство городской полиции, предусмотренное «Уставом благочиния» 1782 г.      

В результате общероссийской полицейской реформы Министерством внутренних дел 17 февраля 1863 г. в западных губерниях Северо-Западного края в условиях нарастающего повстанческого движения были созданы и утверждены штаты уездных и городских полицейских управлений. В уездных полицейских управлениях служило 516 чиновников, а в городских управлениях – 74 служащих на классных должностях. Однако и в этот раз увеличение штатной численности полиции оказалось недостаточным. Не случайно составители записки «Об усилении Уездной полиции» (1863 г.) констатировали, что повстанческие формирования первоначально появились в уездах «вдали от городов, где пользуясь слабостью надзора уездной полиции, успевали образовывать из себя более или менее значительные скопища». Это было неудивительно, поскольку на «50 верст пространства и несколько десятков тысяч жителей находится один полицейский чиновник (становой пристав)», а отдельные части стана «в продолжение нескольких недель оставляется без надзора».

Во-вторых, должности в полиции замещались местными уроженцами, которые не проявляли должного служебного рвения в борьбе со сторонниками польской независимости. В частности, накануне восстания 1830–1831 гг. в земской полиции большинство чиновников составляли уроженцы западных губерний. Так, в 1825 г. не менее 73 % всех исправников Минской, Гродненской, Витебской губерний относились к этой категории лиц. Все же остальные должности по земской полиции были почти полностью укомплектованы местными уроженцами. Отнюдь не случайно  во время восстания 1830-1831 гг. в Виленской, Гродненской и Минской губерниях польские повстанческие отряды получали помощь и содействие «большей части членов земской полиции». Примечательно, что и после восстания 1830–1831 гг. личный состав корпуса полицейских чинов МВД в большинстве своем по-прежнему комплектовался из числа уроженцев западных губерний. Это незамедлительно сказалось в условиях восстания 1863–1864 гг. Так, витебский губернатор В.Н. Веревкин во всеподданнейшем отчете констатировал, что «весь состав полиции того времени, сформированный почти преимущественно из одних католиков, значительно способствовал к постоянному закрытию виновных, а в случаях, когда действия крамольников и обнаруживались, то факты представляемы были не в надлежащем их значении».

В-третьих, сама организация и порядок замещения должностей были таковы, что полицейские чиновники оказались в тесной зависимости от местного дворянства. В частности, все должности заседателей нижних земских судов накануне польского восстания 1830–1831 гг. замещались по выборам дворянства. В результате на должности заседателей избирались дворяне «не опытные, часто молодые, малого состояния и озабоченные своими делами», не знающие «даже порядка производства дел» из-за малочисленности «лиц, состоявших или в военной или гражданской службе». После польского восстания 1830-1831 гг. и полицейской реформы 1837 г. выборы чинов земской полиции (исправника и непременного дворянского заседателя) сохранились только в Витебской и Могилевской губерниях. В результате в этих губерниях становые приставы оказались в подчинении исправников «назначенным от дворянства», причем последние в свою очередь пребывали «в прямой зависимости помещиков, от которых они выбираются». Однако в Минской, Виленской и Гродненской губерниях отмена выборности не привела к тому, что чиновники превратились в надежных агентов правительственной власти, поскольку имела место дворянская корпоративность, принадлежность в силу рождения и вероисповедания к местному обществу и необходимость прибегать к помощи и авторитету поместного дворянства при исполнении служебных обязанностей. Дело в том, что в своей деятельности чиновники земской полиции опирались на выборных от крестьянства десятских, сотских, пятисотских и тысячских (ключ-войтов). В результате власть в уездной полиции распределялась «между становыми приставами, сельскими старшинами, помещиками и лицами их представляющими, экономами, управляющими», поскольку именно от них в значительной степени зависели действия десятских и сотских. 

Таким образом, городская и, в особенности, земская полиции в силу своей штатной  структуры, порядка замещения должностей, этноконфессионального состава не могла предотвратить возникновения и деятельности польских повстанческих отрядов. Слабость полицейских структур в значительной степени способствовала перерастанию польского национального движения в вооруженный конфликт. Это обусловило необходимость введения во время польских восстаний  в белорусских губерниях временного военно-полицейского управления с подчиненным положением чинов полиции, проведения с 1863 г. кадровых «чисток» среди чинов МВД и широкого привлечения на службу чиновников из внутренних губерний империи вместо местных уроженцев католического вероисповедания.
Subscribe

  • Польская музыка в пятницу

    "Прямые дороги" от "Цветка яблони".

  • То, что нас объединяет

    Давненько демотиваторов польских не выкладывал. ПиС не уволит всех трудоустроенных по знакомству в государственных компаниях, агентствах,…

  • Не сотвори себе кумира

    Часть выступления профессора Станислава Беленя под названием «Юзеф Пилсудский – анатомия культа и переворота» на презентации…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments