istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Мужицкая правда - 5

1862 г., декабрь
Ребята!
Мало того, что с мужика дерут на всякие подати последнюю рубаху, мало того, что никогда не можешь добыть себе кусок хлеба, а все, что заработаешь, должен отдать черт знает кому и черт знает на что, мало того, говорю, что жизнь наша хуже собачьей, но скажите, мои милые, есть ли среди нас хоть один, кто бы не оплакивал еще или сына своего, или своего брата, или своего мужа, которого царь забрал в рекруты да и загнал черт знает куда?
Работает отец тяжело на детишек своих, растит мать сына, ноченьки не спит, а царь, собачья его вера, как тот волк прокравшись, велит ловить, в колодки забить и гнать от родни далеко. А солдатская жизнь — горькая уже доля. Забыть там нужно, что есть у нас наша родина, что есть у нас наша родня, и отдать жизнь не за благо и счастье всех, а за беду и вечную неволю наших братьев. Такой беды, ребята, и скотина не ведает, а вы, мои милые, верно, и не подумали, откуда она к нам .навязалась, так ли было во времена наших дедов и прадедов и так ли должно быть? Все это я вам растолкую, а кто имеет правду в сердце и добра хочет, тот меня послушает.
Помнят еще наши деды, сказывают они, что в их времена мужики рекрута и не знали. Было войско, это правда, но войско польское все было из шляхты, а если мужики порою хотели идти на войну, то тот час с них снимали мужицкое звание да и барщину, давали землю и всю деревню делали шляхтой. Оттуда-то у нас и повелись эти околицы шляхетские. Вот за то, что человек шел на войну, защищал свою родину, правительство польское давало землю, давало свободу, давало шляхетство, а Москаль разве так делает? За то, что мы ему 25 лет на войне служим без человеческой пищи и одежды, мало того, что не дает шляхетства, но, собачья кровь, не дает даже клочка земли, чтобы мог хоть в тяжелой нужде дожить до спокойной смерти. Прослужив 25 лет да взяв суму иди побираться!
А что греха наберешься перед богом, содействуя москалю, этого бог никогда не простит. Идет француз давать свободу мужикам, бунтуют городские и молодежь за свою и нашу свободу и веру, а мы даем рекрута и нашей грудью царь московский заслоняется и нашими руками усмиряет бунты и впрягает нас в вечную неволю. Того, кто о нашем благе думает, мы гоним, тому, кто нам зло причиняет, мы помогаем— ну, разве не грешно перед богом, не стыдно перед всем светом? Сами скажите.
Правда, мы были глупые и, как эти овцы, ничего не знали, но, кажется, пора уже поумнеть, увидеть правду. Вы знайте, ребята, твердо, что француз приказал не давать уже больше москалю рекрута, поэтому, когда царь захочет взять, то, целыми обществами сговорившись, нигде ему не давайте. Он сейчас хочет взять 5 с тысячи, но если мы ему дадим 5, то он потом захочет взять 10 и снова пойдет по-старому. Сейчас мы ему отдадим всякий сброд, а потом нужно будет отдать и своих сыновей. Вот потому, ребята, раскиньте хорошенько и не - давайте себя обманывать. За мужицкую обиду стойте смело, все вместе, а если кто захочет обижать вас, тянуть рекрута, то кто бы он ни был — старшина, окружной или хоть сам губернатор,— вы его бейте мужицкой рукой, и будет свобода, и рекрута не будет, и бог вам поможет! Да, ребята, добром до ладу не дойдем!
Ясько-гаспадар из-под Вильно
Сказывают, что мужики под Варшавой взбунтовались и не дали рекрута. Тогда царь поневоле должен был уступить.
Так спрашиваю вас, ребята, что же нам нужно сделать?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments