istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Category:

Мужицкая правда - 4

Не позднее 28 декабря 1862 г.
Ребята!
Нет и уголка такого на свете, чтоб люди все были добрыми друг к другу, не хотели бы жить за счет обиды своего ближнего. Для того, чтоб была справедливость и правда на свете, а злые люди не своевольничали и обиды другим не чинили, имеется правительство, которое собирает подати, устраивает школы, учит каждого жить по правде, устанавливает суд; а если это не помогает и делается несправедливость, то нанимает войско и таким путем оберегает каждого от беды и разорения. Вот для чего правительство нужно. И как хороший слуга смотрит за добром хозяйским и слушается своего хозяина, так и хорошее правительство должно заботиться о счастье людей, слушаться народа и делать так, как народу лучше. И не удивительно, потому что не народ существует для правительства, а правительство для народа.
Так, ребята, ведется на всем свете. И если за границей, будь то у француза или у англичанина, народ сочувствует правительству, то потому, что правительство слушается народа и делает так, чтобы народ был богатым и счастливым.
А так ли, ребята, у нас? Разве у нас есть справедливая наука в школах, которая учит жить без обиды для другого? Разве есть правда и справедливость в суде? Разве может человек быть уверен, что его никто не обидит? Разве московское правительство думает о людях, чтобы они могли жить счастливо? Сами скажите.
У нас, ребята, одному только учат в школах: чтобы ты умел читать по-русски, а для того это, чтобы тебя совсем переделать в москаля. Суды московские — это волчья яма, где не разбирают, прав ты или виноват, а дерут только как могут. Безопасности под москалем никакой нет, кто сильнее, тот и притесняет; а войско не для того держат, чтобы оберегать каждого от злых людей и от притеснений, а для того чтобы не позволить народу и застонать, когда узнает свою правду, когда убедится, что дерут с него сверх меры. Правительство московское как тот злой пан, что начиная от комиссара вплоть до тиуна а позволяет каждому народ притеснять, чтобы как можно больше денег в карман его попало. Правительство московское, ребята, не так делает, как, делать нужно, не помышляет, как бы сделать облегчение народу, а придумывает только способы, как ограбить и вконец людей притеснить.
Почему так делается под московским правлением, я вам скажу — вы только меня послушайте.
Правительство это совсем как человек. И как человек имеет голову для того, чтобы думать, а руки и ноги для того, чтобы сделать так, как задумал, так правительство имеет царя, чтобы правил, и чиновников по всем городам и местечкам, чтобы делали так, как царь пожелает. Поэтому как голова у человека если замыслит недоброе, то ноги и руки недоброе сделают, так и в правительстве, если царь притеснения захочет, то чиновники притеснения наделают. Отсюда и видно, что грабеж, который у нас производят, не потому делается, что в нашем крае нет людей, способных быть чиновниками, а потому, что царь таких людей в Сибирь высылает, а за наши деньги назначает чиновниками таких, которые сами людей притесняют, другим притеснять позволяют и бога не боятся. Такой чиновник не доведет уже до добра — он, если и нет приказа царя, сам придумает способ, как ограбить бедный народ. И где же здесь искать правды?
Вот из этого письма и видно, что притеснения, разорение и несправедливость исходят от самого царя — он из нас набирает войско; он с нас дерет деньги будто бы на нужды народа, и, взявшись со всеми лиходеями за руки, только угнетает нас, держит в неволе. Но приходит ему уже конец, потому что мужик почувствовал свободу, а мужицкая свобода — это все равно, что виселица для всех разорителей и притеснителей народа! Оттого-то царь задерживает мужицкую свободу и задерживать будет, оттого-то если у панов сто раз спрашивал, какую они желают дать свободу мужикам, у мужиков и разу не спросил, какой они хотят свободы. Он знает, какова она, свобода мужицкая, он знает, что мужик хочет, чтобы никто не смел драть ни с кого, и поэтому как мы его власти, так и он нашей свободы боится,
Дери с нас, царь, дерите с нас, чиновники его, хоть до последней шкуры; но помните, что придет и наша пора, помните, что если мужик разгуляется, то как свет широкий кровь ваша польется!!!
Ясько-гаспадар из-под Вильно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments