istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Белорусские губернии на весах историографии

Ув. юзер andreid в последнее время сделал несколько постов, в которых представил информацию о том, что волнует патентованных философов, социологов. Точнее, что разрешалось избирать в качестве темы на соискание ученой степени. Поскольку www.aspirinby.org молчит о диссертациях по истории, то мне хотелось бы частично восполнить этот пробел.
О развитии историографии можно судить на основании монографий, статей, но не менее основательно ее представляет тематика кандидатских и докторских диссертаций. Поскольку меня интересует в первую очередь история белорусских губерний (конец XVIII – начало XX вв.), то, вооружившись «Аннотированным указателем» и данными сайта ВАК РБ, мною были произведены простые подсчеты и группировка диссертационных тем, в которых хронологические рамки охватывают исключительно период Российской империи. Классифицировать все работы по какому-нибудь одному критерию довольно сложно, поскольку название диссертации позволяет одну и ту же работу разнести по разным категориям. Например, часть диссертаций, посвященных истории учебных заведений и в целом системе образования в западных губерниях, можно относить и по разряду «внутренней политики». Это значит, что предложенная группировка не является «истиной в последней инстанции». В результате получилась вот такая картина. Всего проблемам данного региона в составе РИ оказалось посвящено 82 работы (с 1991 по 2010 г.), в том числе 10 докторских. С 1991 по 2006 г. 72 (19 %) из 376 диссертаций по истории (по всем специальностям) относились к белорусской истории в пределах РИ.
Военная история в РБ представлена только 4 (5 %) диссертациями: одна посвящена боевым действиям 3-й русской армии во время Отечественной войны 1812 г., вторая – подготовке офицеров русской армии в кадетских корпусах на территории белорусских губерний в конце XVIII - первой половине XIX в. Третья – «Революционное движение солдатских масс на Западном фронте 1914-1917» - только формально проходит по ведомству военной истории, поскольку изучение революционных чаяний нижних чинов трудно, как представляется, считать полноценным военно-историческим исследованием. В принципе тоже самое можно сказать о диссертации «Беларусь в войне 1812 года: социально-экономический аспект».
Отечественная война 1812 г. имеет труднообозримую библиографию. В этой связи довольно странно, что военная история Первой мировой войны на территории Белоруссии практически не избирается соискателями. Это, по моему мнению, обусловлено следующими обстоятельствами: труднодоступность для большинства историков фондов РГВИА (Москва), восприятием этой войны преимущественно в оптике советской пропаганды («империалистическая», «гнилость самодержавия» и т.п.), отсутствием серьезной научной традиции военно-исторических исследований в БССР-РБ. Кроме того, данная война воспринимается в качестве «чужой», просто происходившей «на территории Беларуси», неважной для «исторической памяти» белорусского народа. Почти никто из современных белорусских историков особо горевать по факту поражения России в войне и заключении Брестского мира не станет. Если учесть тот факт, что идеологи белорусского «адраджэння» во время войны (В. Ластовский, А. и И. Луцкевичи) вполне добровольно сотрудничали с немцами и приложили, пускай скромные, но все же враждебные к Российской империи усилия, то можно предположить, что для многих современных белорусских историков, чьи исторические представления преимущественно сформированы идеологией «белорусского адраджэння», эта проблематика оказывается просто вне поля зрения. Между тем история Первой мировой войны – это возможность на белорусском материале исследовать такие вопросы как влияние войны на материальное положение населения, отношение разных групп населения к войне, эффективность ведения боевых действий русскими войсками, то есть возможен выход на пересмотр пропагандистских клише советской историографии о «гнилости самодержавия, проявившегося в годы ПМВ». По крайней мере, на материалах фондов НИАБ можно было бы рассмотреть не одну проблему, связанную с жизнью прифронтовых губерний и деятельностью войск. К слову, даже чисто военная сторона могла бы получить, несмотря на скромный перечень потенциальных источников (без фондов РГВИА), удовлетворительное решение с опорой на архивы РБ, поскольку сохранилась неплохая коллекция приказов по Западному фронту за несколько лет.
              Польскому национальному движению на территории Белоруссии посвящены 1 докторская и 3 кандидатских диссертации. Сразу отметим, что докторская А. Смоленчука «Польское общественно-политическое движение на белорусских и литовских землях (1864 – февраль 1917 г.)» является развитием его кандидатской «Польское национальное движение в Беларуси и Литве накануне и в период революции 1905-1907 гг.». К указанной тематике можно, как думается, отнести работы О. Горбачевой «Восстание 1830-1831 гг. в Беларуси» и Д. Матвейчик «Удзельнікі паўстання 1830–1831 гг. – ураджэнцы беларуска-літоўскіх губерняў: эміграцыя, гуртаванне, дзейнасць». Для не граждан РБ хочется сделать небольшое пояснение: дело в том, что в белорусской историографии при характеристике польских восстаний на территории западных губерний империи рекомендуется не использовать указание на этническую «маркировку» восстания. В начале 90-х гг. это, как мне приходилось слышать, объяснялось тем, что на территории белорусских губерний в них принимали участие местные уроженцы, которые этническими поляками не являлись, а некоторые из них, в частности В.К. Калиновский, боролись чуть ли не за белорусско-литовское государство, не разделяли планов вождей восстания из коренной Польши и т.п. Таким образом получалось, что восстание отчасти еще и белорусское. Сейчас такое название восстания, по всей видимости, подчеркивает «объективность» автора. В результате польскому национальному движению в белорусских губерниях посвящено 6 диссертаций (7,3 %). Показательно, что никто из историков с 1991 года специально не обратился к изучению польского восстания 1863–1864 гг. в белорусских губерниях. По всей видимости, в современной историографии молчаливо принимаются выводы советской историографии и это в условиях, что такие фигуры как В. Калиновский или М. Муравьев весьма часто становятся предметом острых дискуссий в исторической публицистике РБ.
Достаточно популярной оказалась тема образования, которая обследовалась с разных точек зрения: внутренняя политика, учителя народных школ, педагогическая мысль, подготовка кадров. Всего было защищены 1 докторская и 8 кандидатских диссертации (11 %). В этот перечень не включена работа, посвященная истории еврейского образования. В этот же перечень следует включить диссертационное исследование «о физической культуре». Сложно, конечно, не читая диссертации, выносить приговор, но думаю, что автор все равно рассматривал архивный материал учебных учреждений. К указанным исследованиям достаточно близкой по тематике является работа, посвященная истории музейного дела в белорусских губерниях (13,4 %).
             Разные аспекты истории многочисленной еврейской общины в белорусских губерниях оказались мало привлекательной исследовательской темой: всего защищено 4 (5 %) кандидатские диссертации. Две из них посвящены политической истории: появлению сионистских организаций в пределах губерний Северо-Западного края и пропагандистской активности Бунда. Предметом следующей квалификационной работы стали благотворительные еврейские организации. В последнем из четырех исследований разрабатывалась тема еврейских учебных заведений. Можно предположить, что так или иначе еврейская тема затрагивается и в других исследованиях (например, торговля), но все же странно, почему история еврейской общины так мало исследована. По крайней мере, в НИАБ материалов хватит на многих.
              История белорусского национального движения была избрана лишь двумя претендентами на соискание кандидатской степени (2,7 %): в первом случае изучалась роль «Нашей нiвы», а во втором была предпринята попытка охарактеризовать нац. движение в период между двумя «демократическими революциями», то есть от 1907 до марта 1917 г. Интересно, что столь, казалось бы, востребованная для молодого государства тематика оказалась слабо представленной в диссертационных работах: нет ни исследований политических биографий активистов, ни нюансов идеологии (например, отношение к католической или православной церкви и прочее). Возможно, считается, что тема уже «закрыта».
               Конфессиональная история представлена 4 исследованиями деятельности римско-католической церкви в белорусских губерниях, двумя работами, посвященными конфессиональной политике российского правительства в крае (период конца XVIII – первой половине XIX в. и конец XIX – начало XX в.), еще одна диссертация разрабатывала проблему межконфессиональных отношений в регионе во второй половине XIX – начале XX в. (7 – 8,5 %). Интересно, что никто из соискателей не избрал православную церковь в качестве предмета исследования. Возможно, история римско-католической церкви на данный момент просто более привлекательна (существует же такое понятие как «научная мода»). Подозреваю, что аспирант при выборе такой темы может рассчитывать на интерес и поддержку со стороны католической церкви.
           Социально-экономическая история белорусских губерний пользовалась большей популярностью среди претендентов на кандидатскую или докторскую степень (24 – 29 %).
              История социальных групп и сословий привлекла внимание 11 (13,4 %) соискателей: 6 (1 докторская) избрали предметом дворянство, причем разброс тем оказался широким: политика правительства, адаптация поместного дворянского сословия к рыночной экономике, источники о западноевропейском происхождении дворянских родов. Две работы, в том числе докторская, посвящены истории купечества; 1 исследователь избрал в качестве темы научную и культурную деятельность интеллигенции. Такая сторона жизни белорусской деревни как крестьянское самоуправление с отмены крепостного права до 1901 г. стала предметом диссертационного исследования С. Толмачевой. Изучение реформы государственной деревни в белорусских губерниях в период 1857–1862 гг. в бытность исполнения министерских обязанностей МГИ М.Н. Муравьевым закончилось еще одной удачной защитой.
Как представляется, факт появления многих исследований о дворянстве обусловлен тем, что «феодальный элемент» в БССР, вероятно, вызывал мало сочувствия у будущих кандидатов и докторов.
            6 (7,3 %) исследований (докторская и 5 кандидатских) посвящены разным аспектам существования городов в белорусских губерниях. Если судить по названию, то докторская З. Шибеки претендует на комплексную характеристику развития городов со второй половины XIX до начала XX в., а остальные историки выбрали какие-то отдельные стороны в истории городов (правовой статус, состав населения, характеристика отдельного городского поселения).
          Одна диссертация посвящена истории строительства железных дорог на территории белорусских губерний.
          В 2-х диссертациях «формально» закрыта проблема развития торговли в белорусских губерниях в период от конца XVIII до начала XX в. Участие предпринимателей с территории белорусских губерний на экономических выставках конца XIX – начала XX вв. рассматривалось А. Киштымовым. Развитие ремесленного производства в период конца XVIII – первой половине XX в. стало предметом еще одной работы. В исследовании А. Тихомирова рассматривалась эмиграция с территории белорусских губерний. История развития фабричной промышленности региона привлекла внимание лишь одного соискателя. Наконец, вопрос о путях социальной мобильности населения белорусских губерний рассматривался в работе «Этнасацыяльная структура беларускага грамадства і шляхі сацыяльнай мабільнасці ў 1772–1863 гадах».
            История политических партий и движений стала предметом 2-х докторских («Общественно-политическая борьба в Беларуси в ходе выборов и деятельности Государственной думы 1–4 созывов (1906-1917 гг.)», «Эсеры в Беларуси (конец XIX - февраль 1917 г.)») и одной кандидатской (правые партии и организации в белорусских губерниях). Общественные объединения и движения привлекли внимание 4-х специалистов: исследовались история общественных объединений, молодежное движение во второй трети XIX в., благотворительные общества и деятельность общ. организаций по помощи беженцам (7 – 8,5 %).
          Кроме того, в нескольких исследованиях рассматривалась такая тонкая материя как «общественно-политическая жизнь», причем в одном случае докторская диссертация претендовала на характеристику идей и убеждений местной элиты в конце XVIII – первой половине XIX в., а в двух кандидатских анализировалось соответственно: воздействие наполеоновских войн на общественно-политическую жизнь и аграрный вопрос (3 – 3,6 %).
            В двух исследованиях рассматривается отражение белорусской проблематики в прессе, однако в одном случае речь шла об эмигрантском «Колоколе», а в другом была предпринята попытка осветить редакционную политику местной прессы в конце XIX-начале XX вв. Особо следует выделить работу брестского историка А. Загорнова, посвященную цензурной политике российского правительства в первой половине XIX века в отношении печатных изданий в белорусских губерниях.
           Предметом 5 (6,1 %) диссертаций, в том числе 2-х докторских, являлась белорусская историография. В эту же группу отнесена диссертация о славянской проблематике в творчестве известного слависта А.С. Будиловича.
           История государственных учреждений в связи с внутренней политикой рассматривалась в 6 (7,3 %) диссертациях, из которых 2 работы разрабатывали историю чиновничества и системы управления (охватывают период с конца XVIII в. до начала 60-х гг. XIX в.), столько же - деятельность политической полиции и сотрудников жандармской полиции на железных дорогах. В эту же категорию входит диссертации о функционировании Комитета западных губерний в период 1831-1848 гг. и формировании пограничной охраны западной границы империи в период от первых разделов до 1822 года. В целом можно отметить, что государственный аппарат, правовая система Российской империи исследована весьма недостаточно. Практически нет обобщающих работ по внутренней политике российского правительства в белорусских губерниях.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments