istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Памяти И.В. Оржеховского

В архиве сохранился текст полемического доклада одного из самых ярких профессоров истфака БГУ И.В. Оржеховского. И.В. Оржеховский был любимым учеником известного историка, профессора МГУ П.А. Зайончковского, которому удалось создать действительно научную историческую школу, без представителей которой любая историография, посвященная проблемам русской истории XIX в., просто невозможна. К сожалению, научное наследие Игоря Вацлавовича - а это несколько полновесных томов - известно только узким специалистам. Очень жаль, ведь это работы по истории Третьего отделения, внутренней политике в период 60-70-х гг. XIX в., составу высшего чиновничества империи, а также множество статей по самым разным вопросам.
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОПРОСА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
Известный русский историк Н.И. Ильин, чье имя долгое время было в забвенье на Родине, отмечал, что «русское государство возникло сразу, как многонародное, и в нем не было господствующей нации» . Именно полиэтничность составляет одну из основных черт, присущих русскому государству, которая заслуживает специального упоминания. В вульгарном представлении эта полиэтничность (многонациональность) явилась результатом «русской колониальной экспансии». В действительности же это далеко не так: полиэтничность досталась Руси в наследство от сарматско-готско-хазарского прошлого. Народы русской равнины в течение многих веков привыкли жить под одной властью, под общей государственной крышей.
И позднее, в Древнерусском государстве с центром в Киеве, славяне не были властвующей, господствующей народностью. Согласно летописям, со славян брали такую же дань, как и с прочих племен и земель. Более того, вспомним, как с древлян однажды хотели взять двойную дань. Никаких специально славянских привилегий не существовало. Не было их ни в Киевской Руси, ни в Великом Княжестве Литовском, Русском и Жемойтском, возникшем после падения Киевского. Ни одна из входивших в него народностей не была в нем ни господствующей, ни подчиненной.
Так, в великом княжестве Московском, никогда не бывшим моноэтническим, при Василии Темном (1425-1462) наблюдался такой наплыв татар на московскую службу, что русские чувствовали себя как бы «отодвинутыми на второй план».
Пойдем далее. Эпоха Ивана Грозного. 1565 г. Введена опричнина. Все земли Русского государства разделены на две части: опричнину и земщину. Во главе земщины Иваном Грозным посажен татарский князь Симеон Бекбулатович.
Все эти примеры подтверждают, что ни Киевская Русь, ни Русь Литовская, ни Русь Московская, ни последующие государственные образования никогда не были и никогда не рассматривались как моноэтнические, мононациональные государства. Они с самого начала возникли как полиэтнические, многонациональные без сколько-нибудь резко выраженного господства какой-либо одной народности.
Подчеркивая полиэтничность Русского государства и особенности национального вопроса в дореволюционной России, нельзя обойти вопрос о расширении территории Руси — Русского государства — Российской империи.
Общеизвестно, что любая государственная организация, имеющая возможности, стремится расширить свою территорию, укрепить свое положение. История человечества — не только история продуктивной деятельности, но и история бесконечных войн, захватов, дележа территорий и т. п. Россия вовсе не была исключением.
Охватывая в момент возникновения небольшой регион на Северо-Востоке русской равнины. Российское государство постоянно расширялось, в конечном итоге включило в свои границы огромную территорию, расположенную на двух континентаx – в Европе и Азии. Историки подсчитали, что с 1368 по 1893 гг., т. е. из 525 лет Россия провела 305 лет в войнах. Либо на нее нападали, либо нападала она. В основном в ходе войн Российское государство приобретало новые территории, хотя были и добровольные решения о вхождении других народов в состав России.
В XVIII в. во внешней политике России впервые наиболее ярко проявился «имперский», т. е. силовой подход к решению территориальных и национальных проблем. Но многонациональная Российская империя существенно отличалась от современных ей колониальных империй, созданных Англией, Голландией, Испанией, Португалией, Францией и другими европейскими государствами.
Народы, добровольно или по принуждению, вошедшие в состав России, не испытывали на себе какого-либо национального унижения, т. к. русские, в сущности нe являлись в империи господствующим народом. Создав многонациональное государство от Тихого океана и до Балтийского и Черного морей, русские как нация не приобрели для себя сколько-нибудь существенных привилегий и выгод. Положение основной массы русского народа – крепостных крестьян – было не намного легче, если не более тяжелым, чем положение населения так называемых «национальных окраин». В Русском государстве, так называемая «титульная нация», т. е. русские, не пользовалась какими-либо преимуществами по сравнению с «нетитульными».
Более того, достаточно вспомнить: какое дворянство в XVIII, XIX, начале XX в. стояло ближе к трону, русское или прибалтийское? Чего только стоит известная история про Ермолова, который просил императора Павла I, чтобы его «произвели в немцы».
В целом, засилье иностранцев при русском дворе отнюдь не случайность, а характерное явление. Достаточно полистать лишь «Списки чинов» или «Адрес-календари» за те годы.
Более того, например, князь Адам Чарторыйский, ненавидевший Россию, по его собственным словам, настолько, что отворачивал лицо при встрече с русскими, сделан был не только попечителем Виленского учебного округа, но и являлся в начале XIX в. одним из ведущих руководителей российского Министерства иностранных дел. Граф К. Нессельроде, руководивший в течение 40 лет внешней политикой России, ни слова не знал по-русски и знать не хотел.
Спрашивается, в какой другой стране возможно такое?
При Александре I одного русского выслали из Петербурга за проявление русского патриотизма. При Александре II по такому же поводу выслан был И.С. Аксаков.
Русский национализм находился у властей под одинаковым подозрением, как и национализм других народов. Объясняется это тем, что он никогда не совпадал с идеологией «официальной народности», со знаменитой уваровской триадой: «самодержавие, православие, народность». При этом понятие «народность» понималось властями туманно, отнюдь не в этнографическом смысле, а больше как умонастроение. И к ней относились все преданные престолу, независимо от национального обличья и веры. Кстати, нелишне заметить, что адептами этой идеологии явились преимущественно лица нерусского происхождения: А. Бенкендорф, Ф. Булгарин, О. Сенковский, Н. Греч. Славянофилы относились к ней столь же отрицательно, что и западники.
Рассматривая особенности национального вопроса в дореволюционной России, следует подчеркнуть, что самодержавие, русская государственность никогда не связывали себя с национальными интересами какой-нибудь определенной народности. Конечно, все три ветви «русского народа», вместе взятые, составлявшие больше 80 % населения, не могли не производить впечатления национальной опоры трона и предмета наибольших забот со стороны власти. Но такое впечатление ошибочно. Власть усматривала свой долг не в удовлетворении национальных претензий, а в попечении о «благоденствии» подданных.
Когда в доказательство национального угнетения малых народов приводятся случаи репрессий против выступлений националистических партий, то обычно поддаются соблазну модернизации. Истинную же природу этих репрессий лучше других понял один из лидеров кадетской партии В.А. Маклаков, полагавший, что самодержавие угнетало национальности «не потому, что они были иноплеменны, а потому, что они были «общество», которое должно было иметь один только долг - повиноваться» . Такого же долга требовало оно и от русской народности. «Чистое самодержавие», по словам Маклакова, не понимало смысла национальной проблемы по причине равенства в его глазах всех национальностей . Этим объясняется широкое допущение их в состав русской знати и служилого люда, состоявших чуть не на три четверти из неславянских элементов.
Отношение имперской власти к национальным меньшинствам, к так называемым инородцам, было дифференцированным. Политика, проводимая самодержавием в отношении народов Поволжья, Кавказа, Средней Азии, Сибири и др., различалась в своей сущности. Разумеется, не приходится говорить о каком-либо альтруизме, присущем самодержавию в отношениях с завоеванными или присоединенными народностями, но нельзя не учитывать и того, что именно в дореволюционной России представители некоторых народов освобождались от обязанности уплаты налогов и рекрутчины, а позднее и от воинской повинности, что, разумеется, способствовало их сохранению и выживанию.
Нельзя игнорировать и то, что объединение ранее изолированных, слабо связанных с мировым хозяйством областей в огромный всероссийский рынок было, несомненно, таким же исторически прогрессивным по своему содержанию процессом, как хозяйственное и культурное сближение народов в едином Российском государстве. Именно это и имел в виду Ф. Энгельс, отнюдь не симпатизировавший российскому самодержавию, когда в одном из писем к К. Марксу писал: «Господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар...» . При этом важно подчеркнуть и то, что в славянской и в русской ментальности никогда не было утвердившегося на Западе представления о «высших» и «низших» расах, о расовом превосходстве и т. д.
С середины XVI и до начала XX в. Россия складывалась как цивилизационно неоднородное общество. Страна становилась огромным конгломератом народов, относящихся ко всем типам цивилизаций. Как же функционировало это общество, на чем держалось его единство? Объединяющую роль играло мощное централизованное государство, основанное на отношениях подданства.
В советской историографии было принято рассматривать Россию по аналогии с западными колониальными империями. Утверждалось, что европейская часть России, населенная великороссами, является метрополией, остальное – близко расположенные колонии. Это не соответствует действительности. Россия устроена иначе, чем западные империи. В этом причина того, что Российская империя (я беру сущность, а не официальное наименование государства) просуществовала почти до конца XX в. Дело в том, что Российская империя представляла собой унитарное государство. Так оно складывалось исторически, несмотря на свою многонациональность.
Почти на всем протяжении своей истории территория России представляла единое экономическое пространство. Единый всероссийский рынок, единое экономическое пространство скрепляли государственную целостность прочнее цемента. На всей территории России действовали единые законы Российской империи. При Николае I был создан единый «Свод законов Российской империи» (исключения лишь для Финляндии и Польши). По всей России существовало единое административное деление, была единая общероссийская система администрации, единая система делопроизводства и суда. Деление же государства на части осуществлялось в основном не по национально-этническому или конфессионному признаку, а преимущественно по административному.
К началу XX в. в составе России оказалось 165 народов, относящихся ко всем типам цивилизаций. Расширение ее территории неизбежно привело к тому, что доля русских сокращалась, и они стали составлять меньшинство населения. В частности, по данным Первой Всероссийской переписи 1897 г. только 43% населения империи было русским. Причем даже эта цифра некоторыми специалистами того времени считалась преувеличенной. Все это в условиях войн, революций и их катаклизмов, которые ослабляли государство, усиливало опасность распада России.
Subscribe

  • Польская музыка в пятницу

    "Прямые дороги" от "Цветка яблони".

  • То, что нас объединяет

    Давненько демотиваторов польских не выкладывал. ПиС не уволит всех трудоустроенных по знакомству в государственных компаниях, агентствах,…

  • Не сотвори себе кумира

    Часть выступления профессора Станислава Беленя под названием «Юзеф Пилсудский – анатомия культа и переворота» на презентации…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment