istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Просто архитектура и музеи

Перевел кусочек из любопытного интервью, данного еженедельнику «Do Rzeczy» Матеем Радзивиллом. Этот потомок известной магнатской фамилии родился в 1961 г. в Познани, выпускник Варшавского университета, активный член Солидарности (даже сидел), научный сотрудник, а потом после перехода в бизнес – предприниматель, банкир. Помимо банковских интересов и инвестиций он активно занимается музейной и выставочной деятельностью, призванной популяризовать наследие рода Радзивиллов. Мне показался заслуживающим внимание белорусский сюжет из разговора журналиста с аристократом. Специально оставил при переводе «Беларусь», поскольку так на польском языке и называется страна, а также предлог «на», который используется в польском. Почему-то польской стороне языковых претензий по украинскому образцу в адрес России на предмет употребления предлогов из Минска не раздается. Хотя смотрите как получается: "na Białorusi" и "в Белоруссии".  Как мне показалось, интервью демонстрирует, что выставочная деятельность отражает не только исторические сантименты одного человека, но и имеет политическое измерение. При этом власти в РБ, отдавая отчет в этих настроениях, вполне сознательно, но скорее всего по иным, в том числе далеко не музейным или архитектурно-историческим, мотивам, прилагают значительные усилия в реставрации. Забавным показался неосознанный щелчок по носу местной интеллигенции, поднимающей на щит Великое княжество Литовское, когда М. Радзивилл, легко критикуя реставрационные усилия в Несвиже и Мире, объяснил трудности в музейном деле тем, что культурная элита на белорусских землях неоднократно уничтожалась. Невольно получилось, что местные фанаты ВКЛ из этой элиты как-то выпали. Но, возможно, это мое ошибочное прочтение.         

Потомок аристократического рода и министр культуры РБ

Или скорее Беларусь, чем Литва. Это не парадокс? Литва ведь страна Евросоюза. 
Да, но в Литве до последнего времени эпоха Великого Княжества после Люблинской унии рассматривалась как мрачный период ее истории. Скорее обращались к истории этнической Литвы. Сейчас к счастью это изменяется. На Беларуси обращение к периоду Великого княжества Литовского среди определенной части интеллигенции, белорусских историков, очень сильно. Они этим очень гордятся и та выставка о Радзивиллах, отмечу – более скромная, была огромным успехом. Успех в Минске склонил меня к тому, чтобы сделать тоже самое в Литве, только еще более профессионально и с более широким размахом. 
А как выглядела ваша встреча с президентом Беларуси Александром Лукашенко?
У меня была краткая встреча с господином президентом в Несвиже во время открытия замка.
Замок замечательно восстановлен?
Ну, можно иметь определенные претензии, но следует ценить то, что сделано и радоваться этому. На тех землях нелегко создавать музеи и отстраивать замки, потому что культурная элита тех стран неоднократно уничтожалась. Счастлив тому, что там было сделано, а критиковать очень просто. Президент Лукашенко не является моим героем, наверняка не был бы героем во времена моей молодости, когда я был антикоммунистическим революционером, но следует ценить, что делает.   
А что делает?
Белорусские власти, несмотря на ограниченные средства, спасают много ценных памятников, связанных с Великим княжеством Литовским. Отстроили замки в Несвиже и Мире, восстанавливают бесценный костел в Несвиже, сейчас взялись за дворец Сапег в Ружанах. Для сравнения на Украине, где этих памятников множество, к сожалению, делается немного. И эти памятники разрушаются.
Хорошо. Кратко говоря, Вы своей личностью объединяете Польшу, Литву и Беларусь. Вы даже получили крест офицерского ордена «За заслуги перед Литвой»
Без преувеличения моя деятельность только малая капля, которая точит камень. Радуюсь, что Литва и Беларусь начали обращаться к истории Великого княжества Литовского. Если вы посмотрите на карту этих двух стран, то это будет точно территория Великого княжества Литовского после Люблинской унии.     
А когда дело дойдет до выставки о Радзивиллах в Польше?
Я не вижу большого интереса у польских музейщиков. Может быть это эффект кадровой чехарды в важнейших польских музеях. Однако очевидно, что в Литве и Беларуси восприятие Радзивиллов иное, чем в Польше. У меня остается надежда, что такая экспозиция когда-нибудь появится. Чтобы не говорилось о семье Радзивиллов – понимаю, что могут быть разные оценки – есть в этой семье что-то уникальное, что позволяло ей удерживаться на вершине политической и экономической жизни от 15 до 20 века.
Однако  XIX век вы немного обошли стороной на этой выставке.
Как я говорил ранее, для литовцев этот век уже не интересен. Тогда Радзивиллы  не имели много общего с той частью, которая сейчас принадлежит Литве, в то время как в Польше этот период был бы расширен, как я и сделал в нескольких выставках.
Например?
В Неборове два года назад или, например, в Бялой Подляске, старой местности Радзивиллов. Очевидно для меня особое значение имеет деятельность в Литве и в Беларуси, поскольку я намерен выстраивать широкие оживленные отношения с этими странами. Я надеюсь развернуть такую деятельность на Украине. На Беларуси это демонстрация величия и общности нашей истории белорусам, которая притягивает их к Польше. На Литве демонстрация великолепия времен Великого Княжества, что способствует отходу от концентрации на этнической Литве и показывает, что, хотя можно ту историю оценивать по-разному, это была, несмотря ни на что, общая история. Я думаю, что моя деятельность была замечена польской дипломатией.           
Tags: Белоруссия/Беларусь, Польша, Радзивиллы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments