istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Сон о польской империи

Выкладываю перевод заметки польского историка, политолога и общественно-политического деятеля Адама Велёмского под названием "Сон о польской империи".
"Современное суверенное национальное государство, появившееся между поздним Средневековьем и Барокко, я считаю самым выдающимся правовым и политическим творением латинской цивилизации. Именно поэтому я выступаю против любых проектов, нацеленных в государство-нацию, независимо от того, называются ли они Священной империей, Европейским Союзом, Паневропой, Евразией, Трехморьем или ягеллонской Польшей. Может быть, я слишком много читал Романа Дмовского и Шарля Морраса и не умею думать о политике иначе, чем в категориях государств, и  основной линией современного разделения я считаю не традиционное разграничение левые против правых, но сторонники национального государства против сторонников империи. За последние десятилетия на Польшу напали евразийцы (СССР), европейцы (III / IV Республика Польша), а теперь пошли - справа - мечтатели о воскрешении ягеллонской Польши, начиная от Варшавы до Таллина, Смоленска, Киева и Одессы.
Я считаю ягеллонизм утопическим переносом реалий XVII века на реалии XXI века. Поэтому недавно задал в своем фейсбуке следующий вопрос: «Несколько вопросов сторонникам присоединения к Польше Кресов, Вильно и Львова. Вопрос 1: на Кресах в границах 1939 года проживает около 10 миллионов украинцев, белорусов и литовцев. Что вы будете с ними делать, если они не будут приветствовать польскую армию цветами: 1. Изгнать из домов и выдворить за границу? 2. Насильно полонизировать через польский Kulturkampf и польскую Hakata? 3. Проводить оккупацию с использованием 500 тысячной армии? 4. Уничтожить?». На поставленный таким образом вопрос было несколько оторванных от реальности ответов, согласно которым  литовцы, украинцы и белорусы только и мечтают о присоединении к Польше, но это очевидная неправда. С западными украинцами нам пришлось вести ожесточенные бои за Львов уже в 1918-1919 годах, потом была Волынская резня, а сегодня это самая шовинистическая часть Украины, где бандеризм растет как на дрожжах. Факт, белорусы не представляют националистических тенденций, но литовцы, что уже не является тайной, нас в Вильно не любят, а польское население в Литве просто денационализируют. В этой ситуации по-прежнему остаются заданные в вопросе альтернативы: как, в гипотетической ситуации, заставить около 10 миллионов чуждых нам людей принять смену гражданства?
И я дождался несколько ответов более «реалистичных», чем образ львовян и вильнян, приветствующих входящие в эти города польские войска цветами. Процитирую несколько примеров: 1. «Для элиты Кресов. Дальнейшая полонизация будет проще». 2. «Существует только один рациональный вариант, но за его поддержку здесь буду забанен и не только». 3. «Или же они подадут заявление на получение польского гражданства, продемонстрировав свою готовность жить в польском государстве и работать для его блага, продемонстрировав по крайней мере какого-нибудь польского предка на протяжении 4-х поколений (что не будет так сложно) и знание (по крайней мере, минимального) польского языка и польской истории (что будет проверено в соответствующем тесте). Либо они добровольно пакуют вещи и уезжают (а если они не хотят, то мы  им в этом поможем), так же, как в 1945 г. немцы уехали с так называемых «Возвращенных земель». 4 «Гнать в русские степи кнутами!». 5 «Репатриировать на Украину, Беларусь и Литву». Конечно, я сознательно выбрал самые крайние комментарии, и они не являются репрезентативными для всей дискуссии. Однако они указывают на то, что в Польше существует группа людей, которые считают, что Кресы следует вернуть даже путем проведения этнических чисток. Не поддерживая в целом идею присоединения бывших Кресов к Польше, я признаю, что это единственное логическое решение проблемы автохтонного населения, которое не является поляками и, как кажется, не хочет ими быть. Напротив, национальное самосознание наших восточных соседей является результатом противостояния польскости, отождествляемой с правлением «польских панов».
Сама популярность в некоторых кругах идеи этнических чисток как метода аннексии Кресов является актом отчаяния, потому что это означает, что сторонники «великой» Польши не имеют никакой реалистической идеи по восстановлению ягеллонской Польши. В течение уже почти 30 лет мы прорабатываем гедройцевскую идею строительства ягеллонской империи, в которой поляки должны нести факел свободы от России восточным славянам и прибалтийским народам. Именно поэтому тайно поддерживаем в Киеве правительства не только терпящие, но и напрямую обращающиеся к бандеровской традиции; поэтому мы поддерживаем глубоко антипольскую Литву, жертвуя во имя этого союза реальными интересами живущих там поляков. Поэтому у нас «холодная война» с Белоруссией, которая не хочет «демократизироваться». Короче говоря, банкротство мессианской польской восточной политики приводит к тому, что сторонники идеи ягеллонской Польши или  образа неопилсудской конфедерации, или наши местные империалисты, начинают радикализироваться, и в их головах витают этнические чистки. Если эти народы не хотят «ягеллонского» идеала, то они будут изгнаны, а программа федерации будет преобразована в аннексию с использованием методов, которые Израиль применяет к палестинцам в секторе Газа.
Между тем поражение ягеллонской программы имеет очевидные причины: достаточно обратиться к «империологической» научной литературе, чтобы понять, что нации, осознающие свою идентичность, не хотят быть частью империй. Ведь империи - это сообщества народов, которые различаются по языку и культуре, но не имеют национальной и политической идентичности, поэтому они безразличны к своей политической принадлежности и принципу самоопределения. Каждая осознающая себя нация хочет иметь свое собственное государство и не быть подвластной отдаленной власти и чужим людям, правящим в столице империи. В шляхетской Речи Посполитой XVII или XVIII в. жили русины, аукшайты и жмудины, то есть этнические группы без национально-государственного сознания. Это делало возможным существование   ягеллонской империи. Пилсудский еще верил, что на востоке от Буга живут русины, которые подчинятся польскому имперскому господству. Однако уже сто лет назад это было неправдой, а процессы национального строительства пошли вперед".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments