July 23rd, 2011

Ужасы царизма: почувствуйте разницу

Из воспоминаний К.Т. Барановского (1898-1971):
"Я шел от вокзала по Захарьевской улице Минска и, как говорится, раскрыв рот, глядел по сторонам. все было в диковинку и пугало. Куда податься в этом большом городе?
Кто-то преградил мне дорогу. Я увидел медную бляху на толстом животе, шашку и уже потом перевел взгляд на упитанное усатое лицо. Парень в свитке и истоптанных сапогах не мог не заинтерсовать полицейского.
- Откуда будешь? Чей?
- Из деревни я, дяденька...
- Вижу, что не из Москвы. Говори точнее - откуда, что родители?
- Не знаю, дяденька. Батьки померли, вот и пришел, может, работу какую найду.
Я лгал полицейскому. Шел мне восемнадцатый год, хотя на вид давали меньше, и, конечно, знал, как называется родная деревня. Это Любишино Слободской волости Игуменского уезда. Нас в семье было девять человек. Жили нищенски. Отец и старший брат уходили на заработки, я , мать и сестра зимой пряли кудель для богатых крестьян и кулаков, а летом собирали ягоды и грибы на продажу и нанимались на полевые работы к помещикам. С девяти лет я пас скот, ходил на заработки к лесопромышленнику Нисневичу, в имения помещиков Гроссмана и Булгака. Но приносил домой гроши. Особенно худо пришлось, когда началась империалистическая война. В 1916-м умерла мать. Отец запил. Совсем невмоготу стало жить. Вот и подался из-за голодухи в Минск.
- Ну, шагай за мной, незнайка, - проворчал грозный полицейский.
Учреждение, куда он меня привел, называлось Всероссийский земский союз. Начальник технического управления инженер Морозов взял меня посыльным".
Прокомментируем. Полицейский, поверив на слово крестьянскому парню, который бежал из деревни в город "от голодухи" (далеко не лучший вариант решения "продовольственного" вопроса), но скорее всего от пьющего отца (за что-то ведь он пил), трудоустроил юношу.
"Добрый" человек инженер Морозов из земского союза сначала в течение полугода давал парубку секретные поручения, о которых с душевной простотой автор воспоминаний говорит следующее: "Откуда я мог тогда знать, что ношу антиправительственную литературу, агитирующую за прекращение войны, землю и волю?". Парня использовали втемную. Затем пошла вербовка, отвезли в лесок на тайную встречу с "агитатором", где сначала крестьянин испугался ("наверняка каторга или виселица"), но вокруг были видимо люди пострашнее да и инженер, т.е. человек из другого мира, а он со мной как с равным... Короче, пошла "осознанная" работа: листовки.

"Однажды, темным вечером, я расклеивал листовки около театра "Модерн". Увлекся и не заметил, что сзади подошел полицейский. Он потащил меня в свое управление. Там составили протокол и вызвали Морозова. когда он приехал, начался допрос.
- Кто дал эти бумажки? По чьему поручению их расклеивал? Знаешь, что в них написано?
Я стоял на своем: листовки дал незнакомый дядька, он и банку с клеем сунул в руку, а в другую пятирублевку; тот человек сказал, что в листовках ничего плохого нет, просто народ призывается смелей бороться против войск кайзера, а я читать не умею...
- Врешь, шельмец! - орал следователь. - Все знаешь! Инженер Морозов молчал, смотрел на меня многозначительно и с одобрением.
Пять суток я просидел за решеткой. По моей спине погуляла плетка. Выпустили под расписку Морозова".
Здесь все показательно. Дознание, прекрасно понимая, что задержанный косит "под идиота", оказалось способно только на пятидневный административный арест, после чего человека, расклеивающего в прифронтовом городе на военном положении листовки в стиле "долой войну" отпускают на поруки. "Плетку" оставим на совести рассказчика, может городовой дал по шее. Потом молодой человек возвращается на работу. А теперь поставьте мысленный эксперимент: 1942 г., Сталинград, юношу взяли при расклейке листовки "Жидочекисты спят с вашими женами в тылу. Красноармеец твой враг не Германия!". Паренек говорит, что листовки дал дядя, сказал, что в них советский народ призывается к борьбе с фашизмом, но сам читать не умеет. А еще трешку дал и банку с клеем. Сотрудники НКВД и прокуратуры вокруг него прыгают, кричат врешь, а он, никак нет, не вру. Посадили под арест на 5 суток, а потом руководству завода на поруки отдали. Да еще насилие применили: пониже спины нанесли телесные повреждения.