istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

О профессиональных дилетантах

 

Исторический факультет при существующей системе подготовки студентов в современных условиях рискует превратиться в факультет «ненужных вещей» или «лишних людей», поскольку, с одной стороны, его выпускник не востребован на рынке труда и, во-вторых, система подготовки превращает его в профессионального дилетанта.

Общеизвестно, что история представляет собою сложный процесс, поскольку в нем синтезируется все слои: политика, экономика, социальные отношения, религия, военное дело, культура. В принципе, курсы по истории Белоруссии, России или Азии и Африки, которые читаются на факультете, являются синтетическими по своему содержанию.    

В этой связи основное противоречие, связанное с подготовкой историков, по нашему мнению, заключается в том, что отсутствует специальная подготовка студентов к изучению отдельных слоев исторического процесса (экономическая или, например, социальная история). Например, если мы предложим студенту 3 или 4 курса исторического факультета ответить на любимый вопрос советской историографии о «справедливости» выкупной операции при отмене крепостного права, то ему необходимо будет проанализировать состояние рынка земельной собственности и рабочей силы, принять во внимание инфляционные процессы, динамику цен на основные сельхозпродукты и потребительские расходы крестьянского хозяйства за период с 1861  по 1905 гг. Однако навыков подобного анализа он не имеет и на роль аналитика без дополнительных экономических знаний не годится. Общий курс экономической теории, который читается на одном из курсов, не восполняет пробелов в познаниях студента-историка. Между тем практически любой университетский курс по истории страны или региона содержит разделы о социально-экономическом развитии. А уж сколько в советские времена говорилось о финансовом капитале, монополиях, займах, эксплуатации для обоснования тезиса о неизбежности революции в России!

Еще пример. Изучение социальной истории без владения приемами статистической обработки массовых источников, основательного знакомства с теоретическими работами по социологии, в настоящее время просто не приведет к научному результату. Достаточно указать на работы Миронова по социальной истории Российской империи, чтобы подтвердить тезис о плодотворности союза историка и статистика. Возможно, будет интересной такая подробность: в советское время Миронов был активным популяризатором применения статистических методов в исторических исследованиях. Впрочем, это не означает, что современный социолог, выпускник соответствующего факультета БГУ, может заменить историка, поскольку любая социология – это историческая социология. В противном случае социология превращается в схоластические упражнения на предмет «открытия глобальных закономерностей», легко опровергаемых фактами, или малоинформативные обобщения очередных опросов респондентов.      

Далеко не случайно, что наиболее излюбленным предметом исторических разысканий стала политическая история, поскольку молчаливо предполагается, что здесь не потребуется специальных знаний. Вместе с тем изучение истории международных отношений или истории национализма невозможно без освоения международного права или основательно знакомства с работами Э. Геллнера, Б. Андерсона и т.д.  

Вместе с тем невозможно безоговорочно утверждать, что экономист или юрист по базовому образованию безоговорочно способен выступить в качестве профессионального историка без соответствующих навыков и сведений, обретаемых только в процессе систематического обучения на историческом факультете (источниковедение, минимальная, но необходимая информация о политической, культурной и социальной истории страны). Любой выпускник Академии народного хозяйства, проштудировавший менеджмент, маркетинг, финансы и кредит, при столкновении с проблемой эффективности поместного хозяйства основанного на труде крепостных поймет, что полученные им знания одновременно недостаточны и избыточны. Он столкнется с той системой хозяйства, экономической жизнью, где неприменимы многие полученные им на лекциях теоретические знания. Ведь готовили студента к деятельности в современной рыночной экономике (как правило, теории рыночной экономики), а экономическая реальность XVIII или XV вв. оказывается зачастую принципиально иной, причем информацию об этой «реальности» ему еще придется получать способами, которым его никто никогда не учил. Однако такой студент как никто способен понять принципиальные отличия экономической деятельности изучаемого периода от современных представлений об эффективности, деньгах, трудовых отношениях. Сам по себе он не готов к историческим исследованиям, но он профессионально состоятелен как специалист в области экономики.

Таким образом, ни выпускник отраслевого вуза, ни современный среднестатистический студент-историк БГУ и БГПУ не являются квалифицированными специалистами в области исторических исследований. И если владельца диплома по специальности «экономист» обвинять в дилетантизме нельзя, то выпускник «историк» является профессиональным дилетантом, который практически не востребован на рынке труда. Вместе с тем изменение подготовки студентов-историков позволило бы внести в их диплом дополнительную специальность (например, международное право или экономист). Думается, что основная трудность заключается в разработке учебных планов, объединяющих как интегративные курсы по истории, так и блок дополнительных дисциплин специализации.

  

     
Subscribe

  • Из польской прессы

    Автобусные фабрики, локализованные в Польше, стали лидерами по экспорту на пространстве ЕС. Самым крупным производителем оказался Солярис в…

  • Белорус - это советский человек

    Январский номер «Политики» опубликовал статью либерального по своим убеждениям писателя, журналиста Земовита Щерека «Демолюды…

  • Пятница

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments