istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Category:

NUDIS VERBIS - терапия

В Польше достаточно известен публицист Александр Щчёс, который является автором нескольких интересных книг, посвященных недавнему прошлому ПНР/Польши, журналистом и автором блога "Без приказа". Александр Щчёс - это псевдоним, причем сам автор поясняет, что маска просто необходима, поскольку в стране у власти остались те же  самые персонажи, что правили ПНР. Его на самом деле очень интересно читать, когда он пишет о событиях вокруг и после Круглого стола, о недавнем политическом прошлом Польши. Основная идея - трнасформация ПНР в III Речь Посполитую (Польшу) как операция спецслужб с санкции партийной номенклатуры, причем не без советского участия. В одержимости этой версией событий он напоминает персонажа Кристофера Уокена из "Взрыв из прошлого", который узнав, что СССР в 1991 г. исчез, посчитал это хитрой операцией коммунистов и начал планировать строительство нового бункера. Не случайно он любит цитировать Юзефа Мацкевича как принципиального антикоммуниста, но если последнего можно назвать русофилом, то Щчёс классический русофоб. Мацкевич никогда не написал бы, что в польских интересах является распад и исчезновение России. Для Щчёса СССР тождественен России, что делает его не таким оригинальным, но более типичным для Польши мыслителем. Зато его взгляд на положение Польши, ее настоящее и будущее, как представляется, весьма интересен. Выкладываю свой "сырой" перевод второй части его статьи под названием "Nudis verbis - терапия"  


Реализм, выкованный из исторического опыта, советовал бы строить государственность в опоре на собственные польские силы. Без оглядки на Восток и на Запад, без расчета на западноевропейские гарантии и сотрудничество с Россией. Польша не имеет малейшего интереса в поддержке пророссийской и пронемецкой политики руководителей ЕС.
Со времен «ялтинского порядка» эта политика образует самый большой барьер для наших стремлений к независимости и везде, где согласно приоритетам Берлина и Москвы – игнорирует или подтачивает наши. Сущность этой политики не заключается в обеспечении безопасности и равного развития государствам Восточной Европы, но на обеспечении экономических потребностей самых богатых игроков ЕС (с особенным … Германии) и гарантировании России «места среди народов мира». В глазах Запада сосуществование с Россией возможно, если это государство получит «надлежащую» сферу влияний и удовлетворит сои державные амбиции.
Каждая форма принятия этой политики, выраженная посредством польских участников, является актом глупости, приближающимся к предательству, и именно так должна трактоваться людьми, осведомленными в современных угрозах. Недавнее выступление вице-канцлера Германии Габриела Сигмара «Это так, что Европе необходима Россия.  Мы являемся непосредственными соседями и доброе соседство необходимо» - указывают насколько немецкие и евросоюзовские приоритеты противоречат нашим интересам.
Польше не нужны ни Россия, ни Германия. Соседство этих государств является для нас источником постоянных конфликтов, войн и ограничений государственности. Если сытая и праздная Европа «требует России», то пусть братается с ней за свой счет. Никогда за счет Польши и нашей независимости. Необходимо себе ясно сказать, что в жизненных интересах поляков заключается, чтобы Россия была разбита и исчезла с карты мира, а Германия стала слабой в военном и экономическом отношении страной. Если такой тезис покажется спорным и иконоборческим, то это доказывает насколько утратили инстинкт самосохранения и как нам чуждо мышление в польских категориях.
Исторический опыт избыточно свидетельствует, что строительство добрососедских отношений с этими государствами обречено на поражение. Попытка проведения такой политики после 1989 г. доказывает (в наилучшем случае) крайний инфантилизм и историческое невежество. Этого не происходило в межвоенный период, когда у нас была настоящая независимость и политики масштаба государственных мужей. Тем более это нереально сейчас, когда гибридом ПНР управляют посредственности и трусы. Подобные мечтания стоили нам слишком много, чтобы можно было позволить себе очередной эксперимент в границах «добрососедских контактов».
В независимости от того, сколько пустых деклараций будет составлено, соглашений подписано, Москва и Берлин всегда будут врагами польскости. Историческим стремлением этих государств является установление немецко-русской границы на Висле и вычеркивание Польши с карты мира. То, чего сегодня не сформулирует ни один немецкий политик, уже реализовано силой союза Меркель-Путин и довершается при «сотрудничестве» «элит» III Речи Посполитой.  Разница между современной ситуацией и 1939 г. заключается только в перемене ролей и модификации акцентов: сегодня военный конфликт должна вызвать Россия, а Германии предусмотрена функция политического и экономического кронштейна. Прикидываться, что этого не видим, было бы безумием.
Настоящий геореализм не заключается в приспособленческом мышлении и принятии немецких и русских амбиций, но их оспаривании и отрицании. Только такое мышление может быть исходной точкой поиска эффективной терапии.
У нас достаточный потенциал, чтобы польский государственный интерес установить на двух опорах: сильной армии и экономике и среди современных врагов завоевать позиции подлинного государства. Если поляки пожимая плечами принимают такую точку зрения, то должны быть благодарны тем людям, которые десятилетия убивали в нас мысли о польскости и внушили моим землякам, что только зависимость от соседей  или культивирование мифологии «неоспоримых союзов» позволит сохранить остатки государственности.
Однако необходимо принять, что эта дорога – строительство независимого самостоятельного государства, сейчас для Польши закрыта. Не только потому, что у нас нет общества готового к борьбе и государственных деятелей готовых принять этот вызов. Последние два десятилетия бесповоротно потеряли на копировании прошлых ошибок и процесс так называемой интеграции с государствами ЕС. На практике этот процесс  привел к навязыванию нам экономическо-политического диктата с особым учетом немецких интересов. Его провели по образцу «ялтинского порядка», не пресекая советского влияния, но забирая у поляков то имущество, которое еще осталось после полувековой  оккупации. Ослабленная, дезинтегрированная, дегенерирующая Польша должна стать легкой добычей.
Наше членство в структурах ЕС не дает нам никаких гарантий безопасности и не влияет на положение III Речи Посполитой. Оно не зависит от бумажных договоров и словесных деклараций, но от уровня самодостаточности и военной силы государства.
Свидетельства из войны на Украине должны подтвердить, что руководители ЕС по-прежнему руководствуются рабской логикой и готовы к подлейшим уступкам в пользу России. Поэтому тысячи украинцев, которые прошедшей зимой демонстрировали волю к следованию «европейской дорогой» оказались преданы любимицей Штази, а их государство отдано кремлевским бандитам. Кто верит, что подобная судьба не настигнет Польшу, не заслуживает серьезного отношения.    
Вместе с тем по-прежнему достижим проект, о котором Юзеф Мацкевич написал: «Никакого сотрудничества с большевиками! Принципом польской внешней политики должен стать поиск союзников против Германии на западе, никогда на востоке».   Очевидно, что таких союзников не найдем среди государств ЕС, в котором Германия играет решающую роль, а Россия замечена как партнер, использующий право для вмешательства во внутренние дела других народов. Из обнародованного недавно разговора между Путиным и Порошенко важно отметить фрагмент, в котором российский сатрап предостерегает президента Украина от расчета на помощь ЕС. Путин уверяет, что Россия в состоянии создать широкую коалицию европейских государств, которая заблокирует невыгодные для Кремля решения. В этом фрагменте ему можно полностью верить.
Реализм советовал бы искать союзника в государстве, которое в равной степени является противником имперских поползновений России, так и угрожает политическим интересам Германии в Европе. Мы можем говорить исключительно об одном государстве, а не о международных пактах и союзах, политика которых определяется влиянием Германии или России.
В недавно опубликованной статье «Стратегия для Польши» Джордж Фридман прямо написал, что: «Членство в международных организациях является сомнительным решением с той точки зрения, что подразумевает стабильность институтов НАТО и ЕС. Если Россия станет агрессивной, то способность Пакта выставить силы, способные сдержать Россию, будет в наибольшей степени зависеть от американцев, чем от европейцев».  Не случайно в течение нескольких лет наблюдает преобразование НАТО из оборонительного союза в политическую организацию безопасности. Какое участие в этом процессе принимала  российская агентура (о ее действиях сообщали в 2009 г.), мы узнаем после падения России. Участие некоторых государств-членов в вооружении российской армии и полиции, сокращение оборонных бюджетов, укрепление оси Москва-Берлин, сдерживание процесса расширения Союза – только некоторые доказательства эрозии единства НАТО и ослабления евроатлантической связи. Картину дополняет отречение США от рассматривания Старого Континента как центрального геостратегического пункта интересов и сворачивание оборонительного зонтика над Европой. Максимальное участие в дезинтеграции и ослаблении НАТО без сомнения принимают Германия и Франция, но важно помнить, что в этом деле им содействует режим III Речи Посполитой. Многое в действиях правительства ГО-ППЛ служило именно этой цели, достаточно вспомнить создание под патронатом Германии и Франции так называемой Вышеградской боевой группы как реакции на сотрудничество в рамках Союза «разочарованных и недовольных государств». Содержащийся в так называемой доктрине Коморовского замысел «увеличения самостоятельности системы национальной безопасности»   или мечтания о «о польском противоракетном щите» давно сигнализирует об изменении современных предпочтений и вписывается в планы маргинализации США в НАТО.  Наверняка мало кто помнит, что самым большим сторонником «европейского щита» была Ангела Меркель, которая накануне поездки в Польшу в 2007 г. уговаривала нас на «создание противоракетного щита в рамках НАТО» и хлопотала об «открытой дискуссии с Россией».
Среди так называемых приоритетов бельведерского Стратегического обзора национальной безопасности  на первом месте стоит сюрреалистический постулат «поддержки и использования способности, готовности и решительности к самостоятельному реагированию на все угрозы» и укрепление «совместной внешней политики и безопасности ЕС». Размещение на последнем месте «стратегического партнерства с США»  отражает иерархию, содержащуюся в одной из современных рекомендаций СОНБ , в которой Польше рекомендуется «отойти от политики безусловной и необдуманной поддержки всех действий этой державы».
Если НАТО напоминает скорее дискуссионный пацифистский клуб, чем военный союз и не в состоянии остановить происки Путина, то мы должны в равной мере поблагодарить за это слабость руководителей Запада , действия российской агентуры и последовательную политику Германии, целью которой является дезинтеграция Пакта и вытеснение США из европейского пространства.
Принадлежность Польши к союзу, в котором условия применения силы диктует союзник Путина, а принципы безопасности определяются геополитическими факторами и страхом  «раздразнить Россию», не дает нам никаких гарантий. Последняя встреча НАТО подтверждает это впечатление. Послание, направленное полякам: решайте самостоятельно,  прочитывается очень хорошо и  должно вызывать аналогии с 1939 годом.
В этой ситуации единственным рациональным решением стал бы польско-американский военный союз, заключенный вне структур НАТО. На практике это может привести: к установлению американского противоракетного щита (без дополнительных условий), постоянному размещению американских войск  на территории Польши и реформированию спецслужб с нуля. Эффективное взаимодействие служб США с самыми   недееспособными службами в Европе невозможно.
Поскольку у США нет ни малейшего интереса в поддержке слабого государства, зависимого от Москвы и Берлина, условием заключения договора стало бы вытеснение из нашего политического поля сил, которые поддерживают интеграцию в ЕС или действуют в пользу «договоренности» с Россией. Союз с США возможен тогда, когда Польша покажет, что является государством, действующим против интересов Берлина и Москвы. Для Америки польские дела станут важными только тогда, когда мы станем сильным и незаменимым   партнером, а не таким как сейчас, хлопотным балластом. Слабая Польши, наполненная агентурой и поддающаяся влияниям соседей, не может рассчитывать на поддержку Америки.
Обращаясь к существующим аналогиям , можно было бы сказать (даже если это сравнение не будет воспринято ) в наших интересах является, чтобы мы были бы «Израилем в Европе»., страной на самом деле окруженной врагами и обреченной на долгую борьбу, но имеющей поддержку крупнейшей державы мира.   Аналогия это тем более правомерна, что энергетический вопрос играл бы немалую роль и в польском случае.  Если наши соседи особенно заинтересованы в ослаблении американо-европейской связи, изгнании США с пространства Старого Континента и минимизации американского влияния в НАТО , то необходимо сделать все, чтобы перечеркнуть эти планы. То, что не служит Германии или было бы вредным для России – тем более находится в польских интересах. Польша должна строить свою стратегию обеспечения национальной безопасности на основании наихудшего возможного сценария, а это означает, что антигерманизм и антироссийскость должны стать польским государственным интересом и определять наши будущие политические решения.
Subscribe

  • Из польской прессы

    Автобусные фабрики, локализованные в Польше, стали лидерами по экспорту на пространстве ЕС. Самым крупным производителем оказался Солярис в…

  • Белорус - это советский человек

    Январский номер «Политики» опубликовал статью либерального по своим убеждениям писателя, журналиста Земовита Щерека «Демолюды…

  • Пятница

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments