istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Н.О. Лосский и белорусский вопрос


Пост написан как ответ на замечание уважаемого юзера andreid о том, каких же взглядов на белорусский вопрос придерживался русский философ Н.О. Лосский. Этот известный философ русского серебряного века являлся уроженцем Витебской губернии.
Его отец был сыном белорусского православного (до 1839 г. униатского) священника, которого согласно семейным преданиям убили (распяли на кресте) повстанцы во время польского восстания 1863 г. Предки Лосских по воспоминаниям философа были выходцами из Польши, однако сословное происхождение свидетельствует скорее о сугубо местном происхождении (хотя могут быть и исключения из правила). Сам О.И. Лосский служил становым приставом в Динабургском уезде Витебской губернии. Мать философа - А.А. Пржиленцкая – была полькой и католичкой. Однако, по словам Н.О. Лосского, «несмотря на преобладание в нас польской крови, мой отец и все мы дети сознавали себя русскими и были глубоко проникнуты русским национальным сознанием». Это не мешало тесным дружеским отношениям с семьями местных польских помещиков и ксендзами, посещениям католических храмов.
В своих воспоминаниях (бело)русский философ Н.О. Лосский так описывает свое видение и восприятие украино-белорусских националистических движений.
«Для многих русских Малороссия – самая поэтичная и привлекательная часть России. Нравятся белые хаты среди зеленой листвы деревьев и цветов, нравятся песни, проникнутые глубоким чувством, влечет к себе остроумие, веселость и добродушие населения. Немалое значение имеет и то, что здесь положено было начало русскому государству. Поэтому встреча с украинскими сепаратистами, ненавидящими Россию, изумляет русского человека и глубоко ранит сердце его. Представляется непонятным их искаженное понимание начала русской истории; чувствуется как нечто нравственно предосудительное, предпочтение ими провинциальных обособленных ценностей совместному творчеству всех трех ветвей русского народа, создавшего великую державу с мировой культурой.
Самая замена многозначительного имени Малороссия именем Украина (то есть окраина) производит впечатление утраты какой-то великой ценности: слово Малороссия означает первоначально основная Россия в отличие от приросших к ней впоследствии провинций, составивших большую Россию (точно так же часто, говоря о больших столичных городах, о Париже, Лондоне и т.д. в отличие от большого Парижа, то есть города вместе с тяготеющими к нему пригородами)».
Более подробное и развернутое отношение к украинскому и белорусскому сепаратистским проектам Н.О. Лосский выразил в статье «Украинский и белорусский сепаратизм». Посмотреть можно в сети, в том числе на http://www.edrus.org.
О белорусском «нац. адраджэннi» он отозвался так: «В наше время появился и белорусский сепаратизм. О нем после рассмотрения украинского сепаратизма можно высказать очень кратко аналогичные соображения. Подобно украинскому, белорусский язык с его фонетическими и морфологическими особенностями стал развиваться в XIV-XVI веках, западные области русского народа были политически обособлены от восточных. Как и украинцы, белорусы все время боролись за свою русскость и за Православие против ополячивания и окатоличивания. Сознание того, что белорус есть русский, мне хорошо знакомо, потому, что я сам белорус, родившийся в Двинском уезде Витебской губернии в местечке Креславка на берегу западной Двины. Учась в Витебской гимназии, я, в возрасте двенадцати лет, читал только что появившуюся книгу “Витебская старина” (1883 г.). Из нее я узнал о нескольких веках борьбы белорусов за свою русскость и Православие. С тех пор мне стало ясно, что называние себя белорусом имеет географическое значение, а этнографически для белоруса естественно сознавать себя русским, гражданином России».
Еще одна цитата: «Все три ветви русского народа совместными усилиями выработали великую культуру, которая в конце XIX и начале XX века была на уровне западноевропейской культуры. Чтобы согласиться с этим, достаточно вспомнить русскую литературу, музыку, науку, инженерное искусство; после великих реформ Александра II русский суд был выше западноевропейского; высоко развилось земское и городское самоуправление; благолепие русского православного богослужения теперь стало известен всему миру. Русский литературный язык принадлежит к числу особенно высокоразвитых языков. Выработали его совместными усилиями и великороссы, и малороссы, и белорусы. Достаточно вспомнить имена Гоголя и Короленко, чтобы признать участие украинцев в том великом достижении». Отказ от этой культурной традиции и истории, на мой взгляд, означает культурный регресс и превращает белорусов в жителей малоинтересной культурной провинции, страну «изобретателей велосипедов». Если в России философская мысль развивалась с трудом, появление среды профессиональных философов-интеллектуалов приходится только на конец XIX века, то что уж говорить о создании национальной «БЕЛАРУСКАЙ ФIЛАСОФII» сейчас. В стране, где интеллигенты не могут договориться о том, как правильно произносить слово «философия». Что касается вопроса о том, «как нам обустроить» Белоруссию, то вновь процитирую Н.О. Лосского: «Любовь к своему быту и наречию может и должна быть удовлетворена в форме федерации с остальными областями России, федерации такой, при которой единство культуры и великие задачи ее были бы сохранены». Мне кажется, что федеральная область/край Белоруссия в составе России было бы наилучшим исходом, но надеюсь, что ув. andreid согласится со мной в том (независимо от того, разделяет ли он мою точку зрения или нет), что сейчас это не более чем маловероятные политические мечтания. РБ все равно не является субъектом международной политики.
Показательно, что в период 90-х гг. мне часто приходилось слышать о том, что А. Мицкевич – это белорус или почти белорус, литвин, что подавалось как синоним белоруса. Но вот о причислении уроженца Витебской губернии Н.О. Лосского к «белорусским философам» (при явном дефиците последних), мне слышать не приходилось. Для белорусско-советской интеллигенции он антисоветчик, высланный из страны в 1922 г., идеалист и т. п. Для дзеячоў белорусского возрождения философ, заявляющий, что «называние себя белорусом имеет географическое значение, а этнографически для белоруса естественно сознавать себя русским, гражданином России», был и остается абсолютным чужаком.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments