istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Неполиткорректный Феликс Конечный

1392119784_ivxmkv_600
На этом демотиваторе фотография польского историка и мыслителя Феликса Конечного, который, согласно надписи, является одним из самых выдающихся историософов в истории, создателем оригинальной концепции цивилизации. Каждый раз обращаясь к творчеству Шпенглера, Сорокина, Элиаса или Хантингтона, важно помнить, что ряд высказанных ими тезисов значительно раньше и более лучшим образом сформулировал наш земляк.
На запрос Феликс Конечный русская википедия промолчит, что неудивительно, ибо у нас этот польский историк, публицист и теоретик цивилизации практически неизвестен. Между тем его творчество оказало достаточно сильное влияние на польскую культурную и общественно-политическую мысль, и как оригинальный польский мыслитель и теоретик он заслуживает всяческого внимания. Феликс Конечный прожил долгую жизнь и успел понаблюдать как сбываются его пророчества и кошмары, поскольку родился он 1 ноября 1862 г. в Кракове на территории Австро-Венгрии, а скончался 10 февраля 1949 г. в этом же городе ПНР, пережив две мировые войны. Он был выпускником Краковского университета и принадлежал к так называемым краковским консерваторам. Наряду с исследовательской работой, активно занимался публицистикой. В 20-х гг. он стал профессором и заведующим кафедрой в Виленском университете (самый длительный период его пребывания вне родного города), но был вынужден его оставить из-за критики санации Пилсудского. Оказавшись на преждевременной пенсии, он написал и завершил свой теоретический труд «О множестве цивилизаций» (впоследствии предисловие к английскому переводу напишет Арнольд Тойнби), а также как практическое приложение своих взглядов книги «Византийская цивилизация» и «Еврейская цивилизация». Эти две последние книги не успели выйти в свет и были опубликованы уже после смерти автора, причем за границей. Их публикация в ПНР была просто невозможной, хотя бы потому, что марксизм и социализм объявлялись детищем еврейской цивилизации и т.д. В третьей Речи Посполитой основные работы Конечного опубликованы и переизданы (среди них есть и «История России»), его творчеству посвящено несколько научных монографий. Но, по моему субъективному впечатлению, несмотря на то, что в текстах многих авторов проскальзывают и просто напрямую высказываются идеи Конечного, о нем все же громко не говорят, по причине его крайней «неполиткорректности». Совершенно случайно и непреднамеренно перевел на скорую руку небольшой кусочек из «Еврейской цивилизации», написанный в июне 1942 г. в оккупированном Кракове. Этот отрывок польские публикаторы назвали «О гитлеризме». На всякий случай анонс: почему пряжка с нами бог не имеет отношения к христианству, нацизм и большевизм как продукты еврейской цивилизации и т. д. Одним словом, надеваем скафандр и прыгаем в реактор польской мысли.  

Если еврейский образ мысли может помочь возвращению евреев, то в таком случае сегодня исполнить это должны немцы, поскольку они пропитаны насквозь еврейским мировоззрением. Наихудшие антисемиты и еврейство? История еще не видела более досадного противоречия. О возникновении противоречия в общественной жизни шла речь в «Византийской цивилизации», и в конце второго тома была обстоятельно объяснена сущность и признаки общественного безумия, которое назвал  порочным кругом. Оно происходит только при смешении цивилизаций. Когда смешение проникает глубоко и длится достаточно долго, общество утрачивает понимание цели, мечется от системы к системе, ударяется о них, но ни одной основательно себе не усваивает. Это смешение неизбежно приводит к хаосу последствий, а потом устанавливает лабиринт вместо ясного направления. Тем самым гибнет традиция и утрачивается равновесие, теряются три условия поведения в жизни.    
Доходит до того, что становится непонятно, что правда, а что ложь, что хорошо, а что плохо, что прекрасно, а что уродливо, а в конце порочного круга утрачивается способность к различению полезного и вредного. Все это происходит с современными немцами. Слишком подверглись немцы грозному историческому закону, описанному давно мною в книге «О множестве цивилизаций», согласно которому в соперничестве «при прочих равных условиях» всегда побеждает низшая цивилизация. Таким способом византийская цивилизация в Германии наносила увечье латинской цивилизации, в чем ей помогала еврейская цивилизация. На поле боя остались византийская и еврейская цивилизации. Бисмарковский период является наивысшим расцветом и триумфом византинизма. Однако вскоре по достижении этого  предела он начал распадаться, тем быстрее, чем большие успехи делала еврейская цивилизация. Потом борьба длилась относительно недолго и победила вновь низшая цивилизация.      
Я описал в «Византийской цивилизации», как гитлеризм добил немецко-византийскую культуру. В Германии осталась только еврейская цивилизация, единственная осознающая свое предназначение и хранящая традицию. Немцы все более заметно ассимировались еврейской цивилизацией. Гитлер евреев уничтожает, но мыслит и чувствует по-еврейски. Порочный круг проявился в области немецко-русских отношений. Сражались с большевизмом на поле боя, а сами чем от него отличались? Одинаковый монизм публичного права, отрицание частной собственности. Пока она еще признается в отношении соплеменников немцев, но с такими ограничениями и таким вмешательством государства, что исполнение права собственности чрезвычайно ограничено; эти ограничения такого рода, что в них произрастают семена комсомола. Наконец, и тут и там ненависть к христианству. Россия и Германия сообща единовременно и одинаково стремятся к уничтожению всякого христианского идеала. Аналогии между развитием русской и немецкой мысли известны уже со времен Фихте и длятся без перерыва до Шпенглера, на что я постоянно обращал внимание в «Византийской цивилизации».        
Однако сохраняются определенные различия. Прежде всего, большевизм является абсолютно космополитичным, в то время, когда сам Гитлер утверждает, что их национал-социализм только для немцев. В советском государстве никогда не преследуется ни один язык, ни одна национальность. Нас поляков искореняют за то, что мы католики, принадлежим к латинской цивилизации, а это единственная сила, которой они опасаются. Они уничтожают все, что является проявлением этой цивилизации, но сам национальный вопрос для них безразличен, его не понимают и сами не признают. В России национальное сознание погибло. После уничтожения русской интеллигенции, значительная часть которой  была подвержена западным, латинским  влияниям, можно с некоторого времени сомневаться в существовании русского народа  и предвидеть, что он нескоро будет восстановлен.  
Мы имеем дело с космополитизмом русского языка, в котором отнюдь не признается первое место за природными русскими. Советы являются русским государством только географически, но не национально. Не русские там правят. Чтобы стать комиссаром, как правило (95 %), необходимо быть евреем. Евреям же вообще не свойственно ни понятие отечества, ни родного языка; эта «интернация» нацией вообще не является. Так же большевики русского происхождения принимаются за свой интернационализм. Их целью является всемирная революция под антинациональными лозунгами, направленная на уничтожение всех и всего, что не принимает большевистского мировоззрения.  С этой точки зрения большевики являются достойными сынами социализма. Они заходят в этом направлении намного дальше евреев. Ни евреи не жаждут уничтожить все народы, ни «наци» (название от двух начальных слогов выражения «национал-социализм», еврейская мода).  
Тем и другим необходимы … рабы. Россия и Германия «обевреены» по-разному. В России евреи являются господами и навязали ей максимальный социализм как лучшее средство, обеспечивающее им еврейское господство. Таким способом там создается Иудороссия. Они не беспокоятся о том, совпадает ли официальная идеология в Совдепии во всем с еврейством; ни сами не сверяются во всем с большевизмом, провозглашенным для гоев. Еврейский коммунизм отнюдь не является коммунизмом; тем лучше захватывает частную собственность и стережет ее таким способом, что уничтожает гоев, не желающих признать коммунизм. В Германии уничтожают евреев  и при этом принимают их идеологию.  Основы гитлеризма почерпнуты в еврейской цивилизации. Первым, насколько  я знаю, разобрался в этом К.Л. Конинский, написав в 1933 году об избранном народе и расе: «Как же похожи на них эти антисемиты, смертельно ненавидящие евреев!». Цивилизационная деятельность в этих обществах, русском и немецком, объединяется в борьбе с христианством.          
После серпа и молота выразительным знаком антихристианских интенций является поломанный крест. Однако в России евреи принципиально уничтожают любую религию, не желая никакой, в то время, когда немцы решили создать свою собственною. Эта мысль не пришла первой в голову Гитлера; это иосифизм  mutatis mutandis. Иосиф II выращивал для себя свой католицизм, поскольку полагал, что религия может быть очень полезной для государства; хотел создать из Церкви первоклассный политический инструмент для личного использования. Точно также Гитлер. Мечтания о собственной религии датируются в Германии со времен Фихте, и почти сто лет они ломают себе голову над созданием целой собственной цивилизации. Попытки до сих пор были неудачными, поскольку цивилизации не «делаются», никакими мерами не создаются искусственно, априорно.      
Допустим на минуту, что гитлеризм (немецкий национал-социализм) удержится и разовьется в отдельную немецкую цивилизацию. Ее место в цивилизационной иерархии можно определить сразу; она должна занять место ниже еврейской. Однако гитлеризм относится к религиозным принципам прежде всего в негативных целях, вплоть до подрыва христианства. Еще в 1929 г. Карл Барт справедливо предостерегал от «движения, в котором расплываются христианские верования». Трудно воспринимать всерьез многочисленные неоязыческие издательства типа, например, Римана «Праотец Вотан или Иегова», или Боде «Вотан и Иисус». В XX веке трудно верить тому, кто верит в Вотана! Это лишь литераторский плащик для арелигиозности. В Германии определенно появилась арелигиозность, в целом не слабее, чем болгарская или китайская, несмотря на то, что еще не принята повсеместно.
Пока еще есть немцы, желающие религии, необходимо придумать им какую-нибудь  религию, чтобы только оторвать их от христианства. Прежде всего, обществу внушается, что история Германии была неустанной борьбой «между германским и христианским духом».  Э. Бергман доказывал в «Немецкой национальной церкви» (1933 г.), что христианство является созданием забитой средиземноморской массы и есть «мучительной» религией, поскольку сдерживает немецкий поход на восток, в польские и чешские государства, если бы не христианство, границы Германии проходили бы по Енисею! Речь идет об интересах немецкого государства под видом религии. В этом направлении поспешили философствовать с соответствующей диалектикой. Отметился профессор Шварц из Грейсфальда, доказывающий, что «Бог в истории народа сам образуется как бесконечность, которая продолжительно становится, а не как бесконечность, которая существует вечно». Если такое происходит из искреннего религиозного следствия, было бы похоже на эманацию. Не беспокоясь о арелигиозной философии, Скот в своем популярном «Volksbuch, vom Hitler» изрекает, что Гитлер слишком мягок к католицизму, но со временем поймет, что «dass der Teufel in der Monstranz kreicht».  Х. Ревентлов в конфликте с кардиналом Фаульхабером старался «создавать национально германскую церковь», после для Немецкого движения веры уже возможно признаваться в язычестве, откровенной антирелигиозности.  Фразы о «пребывании Бога в нордической расе» - только укутанное в громкие слова убеждение, что понятие о Боге является фантазией. Из протестантского молодого поколения, тон в котором задавала группа молодых добровольцев Первой мировой войны, создается новая организация Немецкие христиане (пока еще христиане!). Основное руководство получает пастор Людвиг Миллер, когда-то капеллан на бельгийском фронте, пользующийся поддержкой Гитлера, когда без смущений гитлеризировал религию. Что это за «христианство», когда Миллер называл грех ошибкой, и не колебался выступить с мнением, что подобно доверию к Гитлеру христианство основывается на вере в Бога. Наконец он пожелал введения в Церкви принципа фюрерства. В конце концов, после разных изменений из этой организации сделалась Рейхсцерковь и нас уже не удивляет их постулат, что крест следует признать «символом несогласия с героической верой новых немцев».            
Их левое крыло не признает Ветхого завета, а Новый требует так «очистить, чтобы личность Христа получила героические черты», т.е. без милосердия, без всеобъемлющей любви к ближнему. Это движение началось от сентября 1932 г. 17 периодическими журналами. Многим пасторам эти поползновения показались явно нехристианскими. В начале 1933 г. Немоллер, в прошлом командир подводной лодки, заложил «консервативный» Pfarrer-Notbund и собирает в течение нескольких недель тысячи пасторов, среди которых было много бывших членов Немецких христиан. Миллер решил уже не философствовать, а только включил 700000 из организации евангельской молодежи в Гитлерюгенд. Далее следует вмешательство Геринга, исключение всех оппозиционных пасторов и арест предводителей. В начале 1934 года Розенбергу отдан надзор за чистотой «национал-социалистического» мировоззрения. В течение 9 лет все маски были полностью сорваны.
Когда-то в 1925 г. Гитлер писал, что «политические партии не должны заниматься религиозными вопросами, а политические лидеры должны уважать религиозные доктрины и институты своего народа» и потом объяснял, что должен пока уважать католицизм, но в конце концов весь гитлеризм оказался антихристианским. В государственности Третьего рейха стояли на том, что согласно выражению доктора Хомпфла, «культура, которой мы обладаем, не является христианской, а что является христианским для нас не культура». Хомпфл, однако, любит говорить о Боге, Провидении и о наилучших отношениях немцев с Богом. Только с Богом немецким, и следовательно не является Богом, но только богом, божком. Их господин и бог,  der deutsche Gott, не является ни в коей мере богом других людей, это отдельный, собственный племенной бог. И поэтому наблюдаем случай монолатрии. Это древнее еврейское изобретение. Der deutsche Gott, ведь Иегова, переведенный на немецкий язык; можно сказать: германизированный Иегова.
Закрадывается в голову мысль, не поздно ли в наше время и в середине Европы проводить такой эксперимент? Я считаю, что он мог бы удаться. Если евреи живут в монолатрии, значит получается с этим жить в Европе и несмотря на Европу. Если могут евреи, почему не смогут немцы? Вера в нового Вотана может приняться и расцветать даже в случае военного поражения. Если евреи верят в своего бога вопреки тому, что с ними происходит, немцы также могут верить в своего бога, не взирая на любые неудачи. Однако должны в него верить все, а в таком случае произошел бы среди немцев такой религиозный разлом, что история протестантизма показалась бы мелочью. Более того, произошел бы цивилизационный разлом. Верующие в Бога должны были бы вернуться к латинской цивилизации, а исповедующие немецкого бога покатились бы по наклонной плоскости, к одичанию.  
Представим себе, что другие народы последуют за немцами и везде придумают себе племенных богов. Соревнование богов? Так было в примитивной Азии! Монолатрия содержит в себе мост к политеизму. Разве не было бы это одичанием для Европы XX века? Но нигде нет и малейшего признака распространения такой «религиозности». Монолатрию принесли в Европу евреи, и мы знаем ее от них, большинство сейчас считает ее за что-то присущее именно евреям. Это не так; монолатрия - это явление, повторяющееся там и сям во всемирной истории в разных частях мира, поэтому может быть разнообразной, и немцы могли бы (в принципе) придумать какую-нибудь новую монолатрию, специфически немецкую. Однако они этого не делают. Гитлеровская монолатрия является точной копией еврейской, поскольку безоговорочно принимает еврейское понятие  об отношении своего бога к людям. Полностью так же как Иегова  der deutsche Gott является врагом всего человечества, за исключением немцев, евреи являются избранным народом, а немецкое выражение  Herrenvolk означает тоже самое; еврейское избранничество должно привести к господству над всем миром, а немцы стремятся к этому же, с благословения der deutsche Gott и под его опекой.  
Цель будет безусловно достигнута, поскольку немецкий бог непобедим. Когда непонятным (для немцев) стечением обстоятельств завершилась Первая мировая война, началась Вторая; если та закончится, начнется Третья и т.д. до победы. Точно так же и евреи верят, что господство над миром не может их миновать. Может так случиться, что какой-нибудь народ придется уничтожить, например как амалектов в древней Палестине, поляков в «новой Европе». Однако в общем ни евреи, ни немцы не намереваются уничтожать «народы» целиком и полностью, только обращать их в рабов, в свое «подножие».  Гитлер обещает им во имя немецкого бога, что немцы должны стать господами «нашей планеты». Уже более тысячи лет евреи называют всех чужих просто быдлом (гоями); от немецких ученых мы сейчас узнали, что только немцы являются настоящими людьми, а остальные происходят из какой-то обезьяньей мешанины (посмотри раздел «Оккупационная наука» во второй части «Византийской цивилизации»).
У Израиля были разные степени приязни и неприязни к «народам». Города, которые сдавались добровольно, получали некоторые привилегии и к этим существам относились мягче, по крайней мере, некоторое время, когда, как правило, условий не держали. Немцы, как древние римляне, разделили dedititii и socii, так называемых подданных по латинскому праву (чехо-словаки, фольксдойче). Немецкое правительство определяет численность каждому из народов, чтобы он мог обеспечить необходимый контингент рабов, какое должно быть общественное устройство и даже уровень образования и контролируемого «благополучия». Другие народы должны быть сброшены как можно ниже и уже сегодня, когда война еще идет, не скрывают этого ни в коей мере.
О поляках вполне официально сказано, что их необходимо опознавать издалека, когда они должны бросаться в глаза плохой одеждой в отличие от богатых и нарядных одежд немцев. Все запрещено печатать, „hochstens ein Kochbuch" и запрещено нам дважды, как польским ученым  „jede wissenschaftliche Arbeit ist strengstenst verboten". В имущественных вопросах «народов» положение немцев целиком соответствует Талмуду. Полностью по-еврейски немцы относятся ко всякой собственности, изгнанных за «пустыню» или «свободное озеро», в отношении которых немцам разрешено доказывать, что им заблагорассудиться. Что для еврея, что для немца, собственность «других» в первую очередь является res nullius и primi occupantis еврея или немца. Они точно и верно переняли от евреев завет двойной этики, одной для единоверцев, другой – для гоев, основанной на освобождении от всякой этики. Это берет свое начало с недвусмысленного повеления Иеговы и немецкого бога. Из собственного опыта вся Европа знает, как немцам не только разрешено допустить любое зло, так как немец в отношении чужих не имеет не только совести, но даже чести, а бессовестное и бесчестное поведение им напрямую даже предписывается. Если немец в отношении чужака не совершает подлости, очевидно по духу не является гитлеровцем; подобно как еврей, не задумывая что-то злого для гоя, становится уже евреем «нееврейским».        
Строго будет наказан немец, который где-нибудь в оккупированной стране защитит туземца, поскольку это считается не только преступлением, но и позором. Немец, который бы не топтал туземца в его стране, считается выродком, приносящим зло своему народу. Презрению к другим они научились у евреев так, словно цитировали уроки из Талмуда; сравнялись с евреями в максимальной ненависти. Похожи на евреев в том, что гордыня без меры стала наиболее характерной чертой и тех и других. Настоящим человеком для еврея является только еврей, для немца только немец. Прямое следствие избранничества! Как евреи выводили когда-то все науки из Торы, Аристотеля из Моисея и т.д.,, так же подобно Израилю немцы обнаруживают свою расу во всем и везде, что только было лучшего во всемирной истории; а в особенности все великие художники и ученые были немецкого происхождения, не только Коперник, но Леонардо, Буонаротти, Корнель и т.д.  Немцы полностью присвоили себе библейские строфы с обещанием Иеговы, который даст Израилю «города большие и хорошие, которых ты не строил, И дома, полные всякого добра, которые не ты наполнял, и колодцы высеченные, которые не ты высекал, виноградники и оливы, которые не ты садил, и будешь есть и насытишься». Точно так же с немцами. Желание чужой собственности стало определяющей чертой их характера и осью истории.  Они работают для того, чтобы иметь возможность проводить захватнические войны и грабительские нападения, чтобы потом жить за чужой счет, рожденные, чтобы кормиться плодами земными. Наблюдая за развитием этого таланта, нам остается добавить только одно замечание: что завещано Израилю «будешь есть и насытишься» относится к немцам только в первой части высказывания, поскольку невозможно, чтобы они «насытились». Вся «планета» принадлежит немцам, это догмат их мировоззрения. Они являются господами с рождения, по «расе» - и отсюда выдуманные расовые выводы. Догмат о господстве над всем земным шаром породил из себя неизбежно второй догмат: о непобедимости. Вождь в еврейской Палестине отпускал своих солдат целыми отрядами, поскольку количество было неважным, все равно за них сражается Бог. Немцы собирают как можно больше военной силы, стремятся быть как можно сильнее, но, собрав всю эту мощь, догматично уверены в победе, хотя бы противник располагал еще большими силами. Он победит потому, что является немцем, ведь он прирожденный победитель. Германия победит наверняка хотя бы в Третьей мировой войне, но всегда старается иметь армию как можно больше и этим отличается, например, от США.  
Однако они имеют одну общую, но крайне характерную, особенность: в древней Палестине от службы на целый год были освобождены молодожены. Точно также в Германии с самого начала предоставлялся отпуск в течение нескольких месяцев, освобождавший от всякой публичной службы, военной или гражданской. Забота о размножении стала главной материей мысли и старания Израиля, тоже выходит на первый план в усилиях немецкой государственности. Тотчас в начале войны был составлен основательный план отпусков женатых солдат и офицеров для побывки дома. Под военный контроль взято и это дело! А с другой стороны провозглашено, что патриотичная немецкая девушка не должна стесняться стать матерью, хоть и безбрачной; должна быть гордой, что произвела на свет нового защитника Германии, в будущем нового солдата. Уже до этого появился проект о разрешении для этой цели двоеженства. Идея бигамии также объединяла их с еврейской цивилизацией, и они являются единственным в Европе народом, который мог позволить себе такой каприз. Они единственные, кто в своей программе имеет «рациональное разведение» человека. К этой области относится гитлеровский принцип, что «нет больных, есть только здоровые и мертвые». Болеть можно только недолго,  случайно, но не хронически. Что делать с хроническими больными, хилыми? Сознательно больных массово уничтожают. Это человеческая селекция часто пользуется кастрацией; власть определяет, когда и с кем делать эту операцию. А поскольку они склонны признать многоженство, могут следовательно в случае «развития» создать у себя заново касту евнухов.  Для Европы немало картин одичания.  Они продвинулись в вопросе выведения людей несравненно дальше евреев. Те ограничились запретом на общение с «народами», на запрете смешанных браков. Это обязанность и немцев, но не во имя культа, но исключительно расы. Это сочетается с верой  в коллективное предназначение, общей для евреев и немцев.      
Коллективизм образует принципиальную еврейскую черту. Немцы получили ее через византийскую цивилизацию и приобретали ее отпечаток все больше, по мере прогресса византийско-немецкой культуры. А гитлеровцы исключили персонализм последовательнее, чем остальные известные к нашему времени в истории общественные системы. Из коллективизма всегда следует механизм. Третий рейх на самом деле является архимеханизмом! Он основывается на априорном расчете, на бесконечном «планировании». Со времен Моисея не существовало такого априорного государства и общества. В этом «наци» превзошли даже марксизм. И сравнялись с большевизмом, с которым имеют столько общего! Государственность Третьего рейха заключается в воплощении прежде придуманных «прав». И в этом еще похожи на евреев, поскольку вся их общественная жизнь, в значительной части и частная, состоит из сотен приказов и запретов, навязанных в каждой области жизни. Распространяемая немцами современная цивилизация должна опираться на рабство. Об этом мечтают и евреи, что когда придет Мессия, обратит «народы» в рабов Израиля. Немцы эту мечту исполнили, превратили в действительность. Они радикальнее евреев. Только трудно считать этот строй «новой Европы» прогрессом.            
Обобщив проявления новейшей немецкой культуры, видим, что она является узко утилитарной. В общем просматривается эта черта и у евреев, но у немцев в высшей степени. Евреи перестают быть утилитаристами, когда дело идет о почитании Иеговы и изучении священных книг. Тогда еврей готов идти даже на великие жертвы. В гитлеризме нет ничего священного. В утилитаризме превзошли евреев и китайцев. Они отличаются от евреев понятием отечества. Понятие народа сужают до объединения «нацистов», до «своих», гитлеровцев; кто к ним не принадлежит, обнаружится в одном из концентрационных лагерей, созданных для того, чтобы в них сгинула любая оппозиция. Гитлеровцы являются немецким народом сами по себе и мечтают о том, чтобы других немцев вообще не было. Вследствие этого их понимание отечества приобретает определенные особенности, полностью непонятные для остальных европейцев. Если бы и дальше последовательно шли в этом направлении, превратились бы в секту, не признающей собственного отечества, поскольку их отечество было бы только сектантством. Однако может произойти возрождение. Понятие отчизны и народа из латинской цивилизации прорвалось сквозь вековые ледники немецко-византийской культуры и выбралось  на поверхность немецкой истории в начале XIX века. Адаптация их гитлеризмом доказывает силу этих понятий; если они не утратят значение, если немецкий склад ума не изменится в отношении к ним, если придет время, когда будет признано их преимущество над «немецкой национал-социалистической партией», тогда можно будет сказать, что «sanabiles fecit Deus nationes». А гитлеровский антисемитизм является чисто внешним, формальным, заключающимся в призыве «бей еврея». Он был известен еще в дохристианские времена, бесконечно повторяется еще раз и еще раз в разных периодах и разных странах и всегда одинаково безуспешно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments