istoriograf (istoriograf) wrote,
istoriograf
istoriograf

Categories:

Правда глаза не колет

В своем памфлете "Правда глаза не колет", написанном в 1942 г., Ю. Мацкевич рассказал о поведении литовцев в 1940 г., когда Литва превращалась в одну из советских республик. Здесь интересно и отношение к своей независимости спустя 20 лет после ее приобретения; и современные наказания за непризнание "советской оккупации".
clip_image010
"Литовская независимость прекратила свое существование. Покорное Советам литовское правительство было созвано 17 июня.
Бегство президента Сметоны и еще нескольких лиц из литовского политического мира и плутократии, было единственным видимым знаком национального сопротивления. Однако убежали только некоторые. Даже министр Скучас, мнимый главный виновник антисоветской провокации, остался как кролик загипнотизированный взглядом змеи. Арестованного, его отослали в Москву, где он встретился в заключении с бывшим польским премьером, полковником Козловским. 
Вся Литва осталась на своих местах, теплых доходах, хозяйствах, постах, государственных должностях, штабах и министерствах. Директоры департаментов и генералы, офицеры и чиновники, почта, железные дороги, театры, кино, газеты, военные оркестры, знамена, государственные гербы. И все это вместе перешло без единого слова, если не считать слов подлой лести и искусственного энтузиазма в пользу Советов – под чужое правление. Все отреклись от собственного государства, отечества, свободы. Офицеры просто сняли эполеты и нацепили серпы с молотом. В течение двадцати четырех часов герб Погоня был заменен красной звездой словно здесь речь шла о каком-то внешнем, незначительном административном распоряжении.
Со всей ответственностью свидетельствую о том, что мир еще не знал такого падения и безмерной низости. Бывало так, что какое-нибудь государство оказывалось принуждено к подчинению. Случалось, что в своей обороне было предано. Бывало внезапное нападение, которое не давало времени выхватить меч из ножен. Случались минуты народной слабости, когда лишь незначительное его меньшинство поднималось в мужественной обороне и отчаянном протесте. Бывали самоубийства одиночек, генералов без армии, вождей без народа. Но чтобы все как один человек, с оркестром и развевающимися знаменами отечества, со всем государственным аппаратом не сколько сдавались, сколько переходили на сторону и в чужую неволю, стар и млад! Под самое ужасное большевистское ярмо!  Такого случая в истории народов еще не бывало".    
clip_image014
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments